секс форум секс видео секс фото истории про секс sex

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » секс форум секс видео секс фото истории про секс sex » секс истории » С тех самых пор как Платон попробовал найти человека как единственное


С тех самых пор как Платон попробовал найти человека как единственное

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

С тех самых пор как Платон попробовал найти человека как единственное сразу бесперое и двуногое животное, но был тут же опровергнут Диогеном, который в качестве доказательства собственной идеи представил аудитории ощипанного цыпленка, населениеземли прилагало много сил, чтоб отыскать конечное подтверждение собственной уникальности. Например, прежде творение орудий казалось так выдающимся качеством, что даже вышла книжка под заглавием " Человек – создатель орудий ". Это определение продержалось только до тех пор, покуда не было беспрепятственно, что дикие шимпанзе извлекают термитов из термитников при поддержке ветвей, видоизмененных умышленно для данной задачки. Другие связывали уникальность человека с языком, определяемым в качестве символической коммуникации. Но как лишь лингвисты услышали об обезьянах, какие выучили " южноамериканский язык символов ", они отказались от знаков как аспекта и стали более подчеркивать на синтаксис. Особое пространство населенияземли в мироздании – это пространство претензий, от которых довелось отрешиться, и непрерывно меняющихся определений такого, что означает быть человеком.
Чем более мы спрашиваем об обезьянах, тем более они кажутся схожими на нас конкретно в той мерке, в какой-никакой это обусловлено их генетическим материалом. Знания об их поведении накапливались горсткой лабораторных исследователей с истока прошедшего века. Вольфганг Кёлер обрисовал, как шимпанзе, ежели у них были ящики и палки, стараясь вынуть приподнято подвешенные бананы, традиционно какое-то время элементарно сидели, доэтого чем к ним водинмомент приходило заключение: мгновенное озарение, которое ученые в данной области познаний до сих пор именуют " моментом Кёлера ". Роберт Йеркс документировал характер обезьян, тогда как Надежда Ладыгина-Котс вульгарна по стопам Дарвина и дала тщательное сравнительное отображение мимики юного шимпанзе, содержавшегося в Москве у нее дома, и ее личного сына.
Люди следили за шимпанзе и в натуральной среде обитания, но в те эпохи служба в естественных критериях не воспользовалась большущий популярностью и считалась ненаучной: лишь лабораторные изучения снабжали степень контроля, нужный для науки. Напряжение меж 2-мя данными подходами сохраняется и сейчас, желая деяния изучений шимпанзе служит приятным доказательством результативности перекрестного опыления лаборатории и поля. Следующий толчок изучения получили в 1930-х годах, когда временные экспедиции( вроде трехмесячного присутствия Генри Ниссена в Гвинее, позволившего документировать пищевые повадки обезьян) стали первыми суровыми попытками исследования шимпанзе в дикой природе. Но лишь в 1960-х годах были запущены два долговременных пионерских проекта. На восточном сберегаю озера Танганьика( в Танзании) Джейн Гудолл разбила часть в заповеднике в Гомбе-Стрим, а Тошисада Нишида сделал то же наиболее в Махали-Маунтинс в 170 километрах к югу.
Эти полевые изучения опровергли понятие о шимпанзе как мирных вегетарианцах и позволили поднять завесу над удивительной сложностью их общественной жизни. Считалось, что посреди приматов потребление мяса сталкивается лишь у людей, но у исследователей возникли свидетельства такого, что некие шимпанзе ловили маленьких обезьян, разрывали на доли и тут же поедали. И ежели сначало числилось, что у шимпанзе нет соц связей за исключением уз, имеющихся меж мамой и потомством, полевые ученые узнали, что все особи на определенном участке бора традиционно часто встречались, образуя одну социальную группу. Напротив, взаимодействия с особями из соседних областей, ежели и бывали, традиционно оказывались злобными. Ученые начали произносить о " обществах ", чтоб не применять термин " группа ", таккак большие скопления шимпанзе наблюдались изредка: они разбиваются на непрерывно меняющиеся малые " партии ", какие бродят по бору, – эта система популярна под заглавием " объединение-расщепление ".
От еще одной претензии на уникальность людям довелось отрешиться, когда открыли, что мы – не единственные приматы, убивающие себе схожих. Сообщения о драках за местность со смертельным финалом меж обществами шимпанзе шибко воздействовали на послевоенные дискуссии о корнях человечной злости.
В 1970-х годах прошла 2-ая волна принципиальных изучений шимпанзе, на этот раз в критериях неволи. Эти изучения сблизили их с человеком в когнитивном отношении так, как никто не мог даже себе доставить. Гордон Галлап показал, что огромные человекообразные обезьяны выяснят себя в зеркале, что показывает на установленный степень самосознания, который изолирует людей и антропоидов от всех других приматов. Эмиль Мензел провел опыты, в которых обезьяна, знавшая, где был запрятан установленный объект, выпускалась совместно с иными обезьянами, не имевшими такового познания. Его эксперименты проявили, как обезьяны выяснят друг у друга что-то, а втомжедухе как они друг друга лгут. Примерно в то же наиболее время одна из крупнейших в мире колоний обезьян, живущих под открытым небом, была создана в зоопарке Арнема в Нидерландах, где я и начал свои надзора, какие привели к публикации в 1982 г. " Политики у шимпанзе ".
Историописание

В 1979–1980 гг. лишь начиная действовать над " Политикой у шимпанзе ", я был юным ученым, которому чуть исполнилось 30 лет, и терять мне особенно было нечего. По последней мерке так я тогда задумывался. Мне нравилось совершенствовать личные идеи, сколь бы спорными они ни были. Следует втомжедухе держатьвголове о том, что в те эпохи чуть ли разрешено было объединить в одном предложении слова " животные " и " когнитивные процессы ", не вызвав при этом удивленных взоров. Большинство моих коллег сторонились всех догадок о наличии целей или чувств у животных, боясь нареканий в антропоморфизме. Не то чтоб все они отвергали животным в праве на внутреннюю жизнь, но они придерживались бихевиористской догмы, утверждавшей, что, таккак нам непонятно, что задумываются и ощущают животные, нет значения об этом произносить. Я все еще незабываю, как напротяжениинесколькихчасов простаивал у железной ограды пахучего ночлега шимпанзе и держал у уха единый в здании телефон, по которому заявлял с моим доктором Яном ван Хоффом, который, желая и постоянно поддерживал меня, все же постоянно пробовал укротить мой пыл, когда я в следующий раз желал преподнести ему какую-нибудь из собственных диких выдумок. Именно в данных моих спорах с Яном я – поначалу в шутку – стал именовать процессы, происходящие в колонии, " политикой ".
Другим принципиальным причиной, оказавшим воздействие на эту книжку, стала широкая общественность. Годами я общался с организованными группами гостей зоопарка, включавшими юристов, домохозяек, студентов института, психотерапевтов, учащихся полицейской академии, орнитологов-любителей и т. д. Для молодого популяризатора элементарно не может быть аудитории лучше. Посетителям часто не были увлекательны некие из более острых академических заморочек, но на сведения о базисной психологии обезьян, какие я стал полагать чем-то само собой разумеющимся, они реагировали с признательностью и восхищением.
Я сообразил, что единый метод поведать свою историю – представить во всех красках собственные черты обезьян и выкроить более интереса настоящим событиям, а не абстракциям, которыми эксперты так гордятся. Мне шибко посодействовал предшествующий эксперимент. Прежде чем приехать в Арнем, я занимался диссертационным проектом в Университете Утрехта, работая с длиннохвостыми( или яванскими) макаками. В одной из групп моих обезьян самцы изменились рангом, что стало базой для моей самой первой научной статьи, опубликованной в 1975 г. под заглавием " Уязвленный предводитель: временное спонтанное изменение в структуре агонистических отношений посреди содержащихся в неволе яванских макак ". Занимаясь отчетом по этому изучению, я увидел, как напрасными оказываются обычные для этологов формализованные записи, когда дело доходит до общественной драмы и интриг. Стандартный для нас сбор данных нацелен на категоризации, какие служат подсчету событий. Компьютерные программы сортируют все эти данные, формируя количественно верную сводку случаев злости, груминга или какого-нибудь другого интересующего нас поведения.

Иллюстрация на обложке диссертации создателя( 1977 г.), посвященной могучим отношениям у обезьян

Элементы, какие нереально квантифицировать и доставить в облике видеографика, просто разрешено отбросить как только только " казусы ". Казусы – это неповторимые действия, какие трудно обобщить. Но оправдано ли пренебрежение к ним неких экспертов? Рассмотрим образчик из жизни людей: Боб Вудвард и Карл Бернштейн описывают в собственной книжке " Последние дни " реакцию Ричарда Никсона на утрату власти: " Рыдая, Никсон продолжал жаловаться… Как обычный взлом мог привести ко всему этому? …( Он) свалился на колени… растянулся и стукнул кулаком по ковру, шумно вскрикнув: “Что я наделал? Что приключилось? ” "
Никсон стал главным и единым президентом США, которому довелось вручить в отставку, благодарячему навряд ли это может быть чем-то огромным, чем казус. Но умаляется ли этим значимость аналогичного надзора? Я обязан договориться с тем, что у редких и странноватых событий имеется значимый недочет. Как мы увидим, один из моих шимпанзе очень подсказывал Никсона( ежели исключить стиль), когда оказался в схожих обстоятельствах. Из собственных бывших изучений я сделал вывод, что для осмысливания и разбора схожих событий нужен ежедневник, который ведает, как развертывались действия, как в них участвовала любая индивидуум и что особого приключилось в предоставленной конкретной ситуации в сопоставлении с прошлыми. Вместо такого чтоб элементарно " подсчитывать " поведение шимпанзе и заключать средние величины, я собирался подключить в собственный проект историописание.
Популяризация

Итак, приехав в Арнем, я начал новости ежедневник. Будучи пленён и элементарно зачарован работой, я провел тыщи часов на деревянном табурете, следя за полуостровом, – я намеревался собрать наиболее тщательное из всех имевшихся на тот момент описаний борьбы за администрация, будь то животных или людей. И только перелопатив все эти большие заметки, некотороеколичество лет спустя я смог вернуть связи меж разными событиями, – тогда и истока приобретать форму " Политика у шимпанзе ".
Когда книжка впервыйраз вышла в свет – в 1982 г., в английском издательстве Джонатана Кейпа, – она практически не вызвала нареканий. И в популярных, и в академических рецензиях она быстрее приветствовалась, чем критиковалась [1]. Со порой она даже перевоплотился в то, что некие именовали лестным однимсловом " классика ". Своим успехом она должна в высшей ступени известным, но иногда необычным историям из жизни человекообразных обезьян. ныне, оглядываясь обратно, я могу взятьвтолк, что ее базовая предпосылка вполне подходила zeitgeist 1980-х, когда скоро изменялись установки по отношению к животным. Поскольку я работал, не имея, в общем-то, нималейшего контакта с зарождавшейся в те эпохи в Америке когнитивной психологией, я не разумел, что был не одинок в собственных исследованиях данной новейшей интеллектуальной местности. Этим обстоятельством иллюстрируется то, что предпринимаемые в науке шаги никогда не посещают совсем независимыми друг от друга. Поэтому служба Дональда Гриффина " Вопрос о сознании животных " не удивила меня, когда я впервыйраз ее прочел, так же как " Политика у шимпанзе ", разумеется, не удивила большаячасть приматологов.
" Политика у шимпанзе " была написала с прицелом на широкую аудиторию, но она нашла путь втомжедухе и в учебные классы, и к бизнес-консультантам, и даже попала в перечень литературы, рекомендуемый конгрессменам на главном году их работы. По фактору энтузиазма, который не снижался на протяжении всех пятнадцати лет, мы с издательством Университета Джонса Хопкинса решили, что юбилейное издание станет с готовностью принято новейшей комнатой, желающей ориентироваться в собственных отношениях с обезьянами. Это юбилейное 25-е издание подходит переработанному изданию 1998 г. и подключает некотороеколичество фото, которых не было в исходной книжке; втомжедухе тут внесены добавления в отображение неких принципиальных персонажей.
Чтобы прояснить выводы, приобретенные из моего изучения, я обожаю применять параллели с островной биогеографией. Легко взятьвтолк, что природная сложность вырастает с числом видов растений и животных. На островах, но, видов случается традиционно меньше, чем на ближайшей континентальной местности. Эта условная простота островов позволяла натуралистам от Чарльза Дарвина до Эдварда Уилсона упражнять идеи, применимые втомжедухе и к наиболее трудным системам. Точно так же на полуострове шимпанзе в зоопарке Арнема содержалось ограниченное количество обезьян, живущих в критериях, упрощенных по сравнению с экваториальными дождевыми лесами. Если доставить, что количество игроков-самцов в колонии было бы в три раза больше, как нередко случается в диких обществах, или что у шимпанзе была бы вероятность передвигаться на полуостров и ретироваться с него, я навряд ли сумел бы осознать драму, которая разворачивалась передо мной. Подобно островному биографу, я видел более, поэтому что событий было меньше. И все же общие взгляды, раскрытые мной, применимы не лишь к обезьянам на полуострове, но и к хотькаким формам борьбы за администрация.
Мое желание составить известную книжку объясняется тем, что мне постоянно нравилось декламировать книжки о животных и науке, написанные для широкой аудитории. Литература такового рода еще главнее, чем, возможно, считают почтивсе отвлеченные эксперты. Именно такие работы притягивают студентов к той или другой области познаний и наделяют заключительную определенным публичным стилем. После " Политики у шимпанзе " я написал некотороеколичество остальных популярных книжек – о бонобо( недалёких родственниках шимпанзе), о миротворчестве и даже о происхождении морали и культуры. Поскольку я втомжедухе руковожу работой функциональной исследовательской команды, в каком-то значении я вожу двойную жизнь. Днем мы увлечены нашими научными исследованиями, тогда как вечерами и по выходным я пишу свои известные книжки. Они разрешают мне обходиться к наиболее широким вопросам, какие тотчас чуть ли можетбыть приподнять в научной литературе.

Не лишь мои глаза были прикованы к драме, разворачивающейся в колонии: пристально смотрят и сами обезьяны. Некоторые из них наблюдают, как Никки( обратный чин, слева) поднимает Йеруна устрашающей демонстрацией

В " Политике у шимпанзе " я ухожу от прямых сравнений с политикой людей, за исключением нескольких случайных сравнений. Например, я не стал ориентировать на то, что администрация старенького самца шимпанзе, вроде Йеруна, очень припоминает администрация пожилых муниципальных деятелей. В всякой стране имеется собственный Дик Чейни или Тед Кеннеди, какие действуют за кулисами. Такие бывалые мужчины стоят над схваткой и эксплуатируют ожесточенную борьбу меж наиболее юными политиками, получая в результате гигантскую администрация. Также я не провожу очевидных параллелей меж тем, как конкурирующие шимпанзе пробуют заслужить размещение самок, занимаясь грумингом и щекоча их потомство, и тем, как политики-люди поднимают и целуют деток, что они, как правило, совершают лишь во время избирательных кампаний. Таких параллелей оченьмного, в том числе и в области невербальной коммуникации( важничанье, снижение гласа), но я не стал их умышленно жить. Мне они были очень явны, благодарячему я рад бросить их читателю.
Результатом является сравнительно обычный рассказ о том, чрез что прошли обезьяны Арнема, значение которого не затемняется отсылками к тому, что сделали бы в схожих обстоятельствах люди. Таким образом, на переднем плане находятся конкретно наши родственники, и мы можем разглядеть их поведение само по себе. Но хотькакой, кто пожелает оглядеться в собственном кабинете, в политических кулуарах Вашингтона или же на факультетах институтов, увидит, что соц динамика во всех данных местах, по сути, является буквально таковой же. Игры, связанные с прощупыванием врага и вызовом, создание коалиций, поражение посторонних коалиций и удары кулаком по столу, какие обязаны зафиксировать правоту, – все это может увидеть хотькакой наблюдатель. Воля к власти – человеческая универсалия. Наш вид занимается макиавеллиевскими уловками с древнейших пор, вот отчего никого не обязана восхищать эволюционная ассоциация, выявленная в данной книжке.
Благодарности
В определенном значении, это изучение представляет собой плод мощной этологической традиции Нидерландов. Под ней я владею в виду не спекулятивные сопоставления человека и животных, какие только на мой совести, а способ терпеливого надзора и тщательных записей. Из всех этологов более только на меня воздействовал Ян ван Хофф. Я работал с ним в Утрехте 4 года, доэтого чем приехать в Арнем в 1975 г. Но и позже, когда я учил шимпанзе, я оставался сотрудником руководимого им факультета института. Следовательно, в данной книжке чрезвычайно недостаточно данных и теоретических заморочек, какие я не обсуждал бы с Яном в наших длительных разговорах.
С поведением шимпанзе меня познакомили два студента – Ян Бринкёйс и Роб Слагер. Позднее я координировал изучения шимпанзе в Арнеме, работая с несколькими поколениями студентов – приблизительно по 4 студента в год. Проект вселял в них интерес, и они собирали очень четкие надзора.

Автор в 1980 г., когда он писал " Политику у шимпанзе "( фото Катрин Марин)

Постоянное дискуссия событий в колонии постоянно было для меня принципиальным стимулом. Я признателен Отто Адангу, Дирку Фокема, Агат Фортёйн Дроглевер, Алтьену Гротениусу, Рууд Хармсен, Робу Хендриксу, Янеке Хукстра, Кису Ньивенхёйзену, Рональду Ное, Трикс Пиперс, Мариеке Полдер, Альберту Рамакерс, Ангелине ван Росмален, Клаудии Роскам, Фреду Руоффу и Мариетте ван дер Вель. А втомжедухе почтивсем иным студентам, какие пришли после меня в Арнем – Йосту Мёленброку, Теду Полдерману, Титии ван Вульфтен Пальте.
Наше изучение проходило под эгидой " Лаборатории сравнительной психологии " Университета Утрехта. Лаборатория снабжала нас литературой, исследовала данные, предоставленные студентами, чинила наше оснащение и вообщем всячески помогала нам. Поэтому выражаю свою искреннюю признательность всем ее сотрудникам и Университету, который посодействовал оплатить наш проект. Студентов и киперов зоопарка Арнема, вособенности Джеки Хоммеса( который ухаживал за шимпанзе крайние семнадцать лет) я спасибо за то, что они указывают мне на новейших или изменившихся особей любой раз, когда я навещаю колонию. За переработанное издание я признателен Фрэнку Кирнану, фотографу из Центра приматов Йеркса, – он поделился своими познаниями и посодействовал размножить мои негативы двадцатилетней давности.
В различие от такого, как я пишу вданныймомент – сходу на британском и при поддержке текстового процессора, первая версия " Политики у шимпанзе " представляла собой манускрипт, написанную карандашом на моем родном нидерландском. Рукопись была переведена реальным специалистом – Дженет Милнс. Я признателен Десмонду Моррису и Тому Машлеру за то, что веровали в меня, побуждая строчить в знаменитом манере, и за то, что помогли мне вылезти к интернациональной аудитории, опубликовав книжку на британском языке. Наконец, я желал бы поблагодарить мою супругу, Катрин Марин. Она помогла мне изготовить книжку обычный и светлой. Катрин втомжедухе делилась со мной собственным экспериментом в фото, не разговаривая уже о любви и помощи, которую она и тогда оказывала мне не меньше, чем вданныймомент.

Кром( слева) и Горилла обыскивают друг друга
Посетителей зоопарка, аналогично, постоянно веселит вид шимпанзе. Ни одно иное животное не вызывает столько хохота. Почему так выходит? Правда ли они такие клоуны, или же они забавны вследствии наружного вида? Почти наверное разрешено заявить, что нас веселит конкретно их вид, таккак им довольно пройтись или присесть – и мы уже смеемся. Возможно, наше пиршество прячет совсем остальные ощущения и является нервозной реакцией, вызванной заметным сходством меж людьми и шимпанзе. Раньше разговаривали, что обезьяны – наше зеркало, но нам, вероятно, трудно предохранять серьезность при облике отображения.
Не лишь гостей очаровывают и сразу нервируют шимпанзе – то же наиболее разрешено заявить и об экспертов. Чем более они выяснят об данных огромных человекообразных обезьянах, тем более, судя по всему, усугубляется наш кризис идентичности. Сходство меж людьми и шимпанзе не лишь наружное. Если поглядеть прямо в глаза шимпанзе, мы увидим, что на нас глядит разумная и самоуверенная личность. Если они – животные, то кто же тогда мы?
Сегодня нам популярны факты, какие демонстрируют, что разрыв меж человеком и животными не так уж велик. Гордон Галлап доказал, что огромные человекообразные обезьяны выяснят себя в зеркале. Эта форма самосознания, судя по всему, отсутствует у маленьких обезьян и остальных животных, какие считают личное отображение кем-то иным. Вольфганг Кёлер провел с шимпанзе коварные испытания, позволившие поставить их разум, и пришел к выводу, что они способны улаживать новейшие трудности на базе внезапного осознания связи предпосылки и следствия( " ага-решения "). Джейн Гудолл следила, как дикие шимпанзе употребляют сделанные ими орудия. Также проводились надзора над тем, как они охотятся, едят мясо, расширяют свою местность при поддержке " боевых действий " и даже времяотвремени способны на людоедство. Наконец, бригада, состоящая из супругов Р. Аллена Гарднера и Беатрис Гарднер, сумела обучить шимпанзе вескому числу знаков( жестам руками), использовавшихся ими для общения, которое потрясающе походило на то, как мы применяем наш язык. Эти обезьяны поведали чрезвычайно почтивсе о собственных думах и эмоциях: интеллект обезьян стал доступен для нашего вида.
Но сколь бы впечатляющими ни были все эти открытия, отсутствует одно принципиальное промежуточное звено: соц организация. Есть данные, подтверждающие, что шимпанзе водят в высшей ступени трудную и запутанную социальную жизнь, но головка покуда еще вполне не сложилась. До сих пор изучения в данной области практически постоянно проводились с одичавшими шимпанзе. Эти надзора очень главны, но в критериях джунглей нереально изучить общественные процессы во всех подробностях. Полевым исследователям, разрешено заявить, везет, ежели им вообщем удается часто созидать животных. Из тыщ соц контактов, совершаемых в кустарнике и на деревьях, они увидят только некотороеколичество. Они, естественно, сумеют рассмотреть итоги соц конфигураций, но предпосылки часто так и останутся от них скрытыми.
В настоящее время имеется лишь одно пространство в мире, где разрешено вести всеобъемлющее изучение пакетный жизни данных замечательных животных, – это крупная, живущая под открытым небом колония шимпанзе в зоопарке Бюргерса в Арнеме. Это изучение длится вот уже некотороеколичество лет. В подлинной книжке представлены приобретенные нами итоги и подтверждено то, что мы и так уже подразумевали, основываясь на узкой связи меж крупными человекообразными обезьянами и человеком: соц организация шимпанзе так припоминает человечную, что в это чуть разрешено поверить. Клоунам решетка животных наверное пришлась бы по вкусу политическая сфера. Обширные отрывки из Макиавелли кажутся полностью применимыми к поведению шимпанзе. У данных творений сражение за администрация и следующий из нее оппортунизм выражены так ясно, что единожды один радиорепортер попробовал подловить меня, задав вопрос: " Кого, по Вашему понятию, разрешено полагать самым очевидным шимпанзе в нашем нынешнем правительстве " [2]?
Каждый день в газетах приводится изрядная дача политических комментариев. Мы привыкли, что политические процессы представляются нам в точном и обобщенном облике, кпримеру так: " Раскол в лагере правительства играет на руку оппозиции " или " Министр становит себя в невозможное состояние ". Политические обозреватели традиционно не перечисляют почтивсех причин и инцидентов, какие привели к данной ситуации. Никто не ожидает, что они будут тщательно объяснять все детали изготовленных политических заявлений и все конфиденциальные сведения, какие им получилось заполучить. В общем и целом, их читатели удовлетворяются общей канвой.
События, очевидцам которым я стал в Арнеме, разрешено резюмировать буквально так же. И это, естественно, был бы самый-самый обычный метод поведать о них, но головка, которую мне в таком случае получилось бы набросать, была бы неубедительной. К моим интерпретациям непременно отнеслись бы с огромным недоверием, чем к толкованиям политического обозревателя. Ведь уже само словечко " политика " вызывает колебание, ежели стиль идет о животных.
Вот отчего я обязан близиться к теме шаг за шагом, начав в предоставленном внедрении с общей картины, показывающей, в чем содержится коммуникация шимпанзе. Затем в первой голове дается короткое отображение нравов членов группы. В следующих головах рассказывается о разных притязаниях на администрация, с которыми мы сталкивались на протяжении 6 лет, когда работали над проектом, и о том, как конфигурации в рангах воздействуют на сексуальные привилегии. В конце я обсуждаю некие общие машины, поддерживающие соц взаимодействие, – в частности двойственность, хитрый разум и тройственную компетентность, указывая при этом, как они схожи на человечные машины.
Первые воспоминания

Попав за ворота зоопарка Арнема, гости направляются по самой старенькой и самой широкой дороге в саде. Они проходят мимо попугаев, пеликанов и фламинго, какие находятся слева, а втомжедухе расположенных справа попугайчиков, сов и фазанов. На полдороге за какофонией птичьего гвалта они начинают чуять наиболее резкие клики. Это крики шимпанзе, какие находятся в собственном огромном раскрытом вольере, расположенном в конце данной аллеи.
Дойдя до этого места, гости, можетбыть, будут разочарованы, таккак находится, что до обезьян еще возле 20 метров – эта дистанция не дозволяет публике подкармливать их. Если гости желают поглядеть на животных с наиболее недалёкого расстояния, им нужно подняться на смотровую площадку. Скрывшись за непробиваемым стеклом( шимпанзе кидают в созерцателей камнями), они имеютвсешансы насладиться прекрасным видом только раскрытого вольера, занимающего практически гектар. Он окружен широким рвом, заполненным водой. Раньше эта территория была долею огромного бора, и на полуострове еще осталось возле пятидесяти дубов и буков, большаячасть из которых защищены электрическими ограждениями, защищающими деревья от разрушительных повадок жителей острова. Некоторые дубы были оставлены без охраны, сейчас их следовательно в самом центре вольера – они вполне ободраны. Эти мертвые дубы играют огромную роль в жизни группы. Серьезные брутальные стычки постоянно кончаются на верху данных деревьев, какие дают оченьмного способностей улизнуть от врага.

Сверху: совместный чин экспозиции шимпанзе в зоопарке Арнема. Справа располагаться сооружение со спальнями и зимними помещениями. Слева – стенка, которую шимпанзе единожды преодолели. Рисунок Бонни Виллемс. Снизу: дробь раскрытого вольера с мертвыми дубами вцентре

Некоторым гостям, разумеется, еще нужно привыкнуть к новейшей, практически натуральной структуре данной местности. Возможность покормить обезьян, притронуться к ним или спровоцировать была сведена практически к нулю. Единственное, что гости имеютвсешансы делать, – это торчать и глядеть. Однако существенное привилегия в том, что тут разрешено увидеть гораздо более, чем в классических обезьянниках, где от 2-ух до 4 шимпанзе традиционно разделяют узкую и неинтересную клетку. В схожих оскорбительных критериях обезьяны нередко просто лежат и печально мастурбируют, прогуливаются взад-вперед или мерно колотят спиной или даже руками по стене собственной клеточки [3].
В колонии Арнема гости с таковым поведением не встретятся. Наиболее известная тут соц активность совсем натуральна: это груминг. Несколько обезьян традиционно намереваются в группы груминга, в которых они отыскивают друг у друга в шерсти. Этот кропотливый труд сопровождается невнятными шлепающими звуками – то и дело напарника по грумингу легонько пихают или сдвигают в новейшую позу. Желание, с которым обезьяны подчиняются этим указаниям, указывает, как шимпанзе обожают эту функцию.
Когда зрелые самки образуют группу груминга, их детки традиционно прогуливаются недалеко, тогда как наиболее мелкие сидят, солидно прижавшись к животу мамы, и наблюдают за всем происходящим кругом них. Чуть наиболее зрелые детки, видится, переполнены неисчерпаемой энергией. Играя в пятнашки, они вламываются в самую гущу групп груминга, мешая зрелым обезьянам – запрыгивая на них и кидая в них пригоршни песка.

Группа отдыхающих обезьян. Джимми( слева) отыскивает в шерсти у Тепел. Самый юный детеныш Джимми сидит меж ними. В центре – пятилетние сыновья 2-ух самок: Ваутер щекочет Джонаса под мышкой. Кром сидит справа

Колония Арнема неповторима не лишь собственным широким открытым вольером и огромным числом молодняка, подрастающего со своими матерями, но доэтого только количеством( приблизительно 20 5 особей), а втомжедухе тем, что в данной группе проживает некотороеколичество зрелых самцов. Самцы ненамного более самок, но у них наиболее густая масть. Когда они возбуждены или агрессивны, масть у них встает дыбом, так что они смотрятся более, чем на самом деле, производя пугающее воспоминание. В такие моменты самцы шимпанзе имеютвсешансы перемещаться потрясающе скоро, встав на лапти. Этим брутальным выпадам традиционно предшествуют – приблизительно за 10 минут – некие малозаметные движения тела и конфигурации в позе. Когда я демонстрирую обезьян гостям зоопарка и замечаю симптомы приближающейся устрашающей демонстрации, я сам преследую шанс впечатлить собственных слушателей, проявив – как и характерно человеку – свои познания. У меня довольно времени, чтоб предсказать собственным ничто не подозревающим гостям, какие сцены им предстоит увидеть.
Предсказуемость поведения шимпанзе не значит, но, что они постоянно повторяют одни и те же общественные паттерны. Это было бы скучно. Самый интересный нюанс в исследовании шимпанзе – запись конфигураций, на какие имеютвсешансы выйти годы.


Только в гармоничной группе зрелые самцы готовы обнаруживать интерес и снисхождение к детенышам и их поведению. Сверху: Моник нисколько не против, чтоб ее подняли в воздух во время одной из ее нередких игр с Никки. Снизу: Лёйт дозволяет применять свою спину в качестве трамплина

Краткосрочные предсказания, но, не элементарно забава – они выступают в качестве полезного метода неизменной испытания моих познаний о постоянно меняющейся системе отношений внутри группы.
Динамические свойства пакетный жизни лучше только иллюстрируются переменами в позициях вожаков, какие произошли в колонии Арнема. Эти процессы заняли некотороеколичество месяцев и, назло распространенным понятиям, не решались несколькими драками. В собственном исследовании я уделял особенное интерес бесчисленным, но практически незаметным соц маневрам, какие водили к низложению вожака. Стабильность группы подрывалась равномерно. У всякой особи была своя роль, разыгрываемая в цепочке интриг. Будущий новейший предводитель подзуживает остальных, но он никогда не может делать в одиночку; он не может препоручать родное лидерство группе элементарно собственным решением. Его точказрения предоставляется ему, в каком-то значении, иными обезьянами. Вожак, или альфа-самец, так же вплетен в сеть отношений, как и все другие.
Предупреждение взрывоопасного напряжения

Многие годы в зоопарках содержались такие виды обезьян, как бабуины и макаки, – в довольно натуральных группах, живших на насыпных горах. Однако для огромных человекообразных обезьян не было критерий, пригодных для подлинной пакетный жизни. Владельцы зоопарков опасались такого, что крупная колония данных пугающих и непредсказуемых животных будет источником кровавых столкновений и даже смертей. Более такого, огромные обезьяны очень подвержены болезням, благодарячему числилось, что изоляция животных в стерильных клетках может исключить угроза инфекции. Однако в 1966 г. братья Антон и Ян ван Хофф решили приступить принципиальный проект в зоопарке Арнема. Ян мог пользоваться экспериментом, полученным им в Америке, где он учил соц поведение шимпанзе в широкой колонии на Холломэнской военно-воздушной складе в штате Нью-Мексико. Там шимпанзе жили совместно в раскрытом вольере площадью в 10 гектаров.
Идея, на которой основывалась южноамериканская колония, отлична, но она не привела к успеху. В группе установилась очень интенсивная и агрессивная воздух. Ян пришел к выводу, что ключевой ошибкой было неимение системы деления обезьян при питании. Жестокие стычки происходили во время всякого приема еды, таккак некие обезьяны пробовали монополизировать корм. Напряжение начинало копиться задолго до момента питания. Это обозначало, что не хватало 1-го из базисных критерий для развития гармоничной пакетный жизни.
В натуральной среде шимпанзе бродят в поисках еды в одиночку или малыми группами. Фрукты и листья, какие они отыскивают, распределены так умеренно, что соперничество за еду практически не сталкивается. Но как лишь еду начинают считать люди, пусть даже в джунглях, мирное наличие какоказалось под опасностью. Именно это вышло в Гомбе-Стрим в Танзании, где Джейн Гудолл водила свои именитые изучения. Ричард Рангам пришел к выводу, что постоянное питание шимпанзе в Гомбе бананами привело к резкому росту злости.
В Арнеме неувязка конкуренции за еду была отлично решена 2-мя мерами. Во-первых, публику не подпускают к животным вблизи, благодарячему гости не имеютвсешансы их подкармливать. Во-вторых, любой пир обезьяны разбиваются на малые группы, и любая приобретает еду в одной из 10 клеток, где они дремлют. Они изредка едят совместно со всей группой; любая обезьяна приобретает свою порцию в клетке любое утро и любой пир. Их рацион подключает яблоки, апельсины, бананы, морковь, лук, хлеб, млеко, времяотвремени им выдают по одному яйцу. Базовым продуктом выступают пищевые гранулы( обезьяний корм), содержащие углеводы, белки и витамины. Летом шимпанзе едят огромное численность травки, а втомжедухе желуди, бамбуковые орехи, листья, насекомых и некие съедобные грибы.
Чтобы достать довольно еды, одичавшим обезьянам приходится растрачивать на ее розыски наиболее пятидесятипроцентов собственного времени. Поскольку в зоопарке им не необходимо это делать, они неизбежно начинают мало тосковать. В итоге их соц жизнь интенсифицируется. У них более времени на " социализацию ". Кроме такого, их жилое место ограничено, благодарячему они никогда не имеютвсешансы вполне отделиться от группы. Эти итоги вособенности заметны в зимние месяцы.
Голландские зимы( с ноября до середины апреля), достаточно грозные для шимпанзе, они проводят в отапливаемом здании со спальными помещениями и 2-мя крупными залами с " лазалками " и порожними металлическими барабанами.( Взрослые самцы выполняют на данных барабанах звучные ритмические концерты.) Самый большущий зал – 21 метр длиной и 18 шириной. Хотя таковая площадь видится мудрой, она сочиняет только одну двадцатую размера раскрытого вольера. Это порождает недовольство и трения; зимой проявления злости видятся практически в два раза почаще, чем летом.

Шутливое соревнование меж Тарзаном( слева) и Джонасом

День, когда шимпанзе уходят из зимних помещений, – самый-самый большущий праздник в году. Утром работник зоопарка раскрывает люк, который ведет в явный вольер. Обезьяны из собственных спальных загонов не имеютвсешансы созидать, что проистекает, но они имеютвсешансы распознавать звуки, производимые всеми люками в помещении, на слух. В миг ока вся колония реагирует громким кликом. На явный воздух их издают малыми группами. Вопли и клики не утихают. Видно, как обезьяны всюду обнимают и целуют друг друга. Иногда они образуют группы из 3-х или большего числа особей, какие в возбуждении скачут и хлопают друг друга по спине.

Рано сутра Зварт идет на 2-ух ногах, таккак травка еще влажная, намереваясь присоединиться к группе, включающей Амбер( справа). Веселым шлепком ее приветствует Моник

Радость обезьян от такого, что они вышли на свободу, явна. Их темная масть, выросшая за зиму, будет плотный и блестящей чрез некотороеколичество месяцев. Бледные лица на солнце посвежеют, получат новейшие цвета. И, наиболее основное, усилие, копившееся всю зиму, под открытым небом пропадет.
великий побег

Своим существованием эта экспозиция приматов должна предприимчивости и смелости начальника зоопарка Антона ван Хоффа и его философии, предполагающей, что в зоопарке лучше расположить мало видов в приличных критериях, чем немало – в нехороших. В августе 1971 г. комплекс был официально раскрыт Десмондом Моррисом. В окружении безукоризненно одетых " голых обезьян " он сказал вступительную стиль, после которой наши волосатые родственники были выпущены в явный вольер. Вотан созванный оратор предсказал две беды, с которыми нам типо суждено было встретиться: или обезьяны соорудят плот и переплывут чрез ров, или они придумают, как изготовить лестницу, и взберутся на стенки огороженной местности. Первую угроза он выдумал сам, а 2-ая была связана с изобретением, изготовленным шимпанзе Роком.
Рок был самым зрелым из маленький группы шимпанзе-подростков в Луизиане, какие исследовались Эмилем Мензелем. Совершенно безпомощидругих Рок пришел к блестящей идее – применять долгий шест в качестве специфичной лестницы, чтоб взобраться на стену. Другие шимпанзе в группе скоро сообразили, как применять этот аппарат. Они даже помогали друг другу, поднимаясь по шесту.
Самый незабываемый побег в летописи колонии Арнема случился приблизительно так же. Несмотря на предостережение, услышанное на изобретении, на полуострове обезьян было оставлено некотороеколичество больших веток. Небольшая дробь вольера замыкается четырехметровой стеной. История произошедшего стала классикой в мире зоопарков. Согласно более известной версии, шимпанзе приставили ветки к стене в различных точках и сразу взобрались на нее, какбудто бы по заблаговременно условленному плану. Это напоминало атака средневекового замка: шимпанзе помогали друг другу брать крепостной вал. Затем наиболее десятка шимпанзе прошли по кратчайшей дистанции к крупному ресторану, из которого выгнали всех гостей. Там они наелись апельсинов и бананов, а потом возвратились в свои спальные помещения с связками украденных плодов в руках и ногах. Остаток дня они провели, наедаясь до отвала.
Годами выслушивая эту впечатляющую историю, я был некотороеколичество разочарован, когда начал испытывать подробности, какие могли понадобиться для книжки. Я узнавал всякого, что конкретно он видел своими очами. Результат был предсказуем. В летописи содержалось семя правды, но за прошедшие годы оно было довольно приукрашено. Например, сотрудники ресторана произнесли мне, что никогда не имели запаса плодов, а в день побега лишь одна обезьяна в реальности пришла к ним.
Это была Мама, самая древняя и, непременно, самая страшная самка в группе. Она, вероятно, забралась на стойку и проверила кассу, доэтого чем поместиться посреди группы гостей и тихо разорить бутылку шоколадного сперма.

Мне не получилось побеседовать ни с кем, кто был бы очевидцем самого побега. Наверняка он был осуществлен при поддержке ветки( была найдена томная отрасль длиной 5 метров, прислоненная к стене), но не светло, использовалось ли сразу некотороеколичество таковых веток. Меня нисколько не удивило то, что схожий побег потребовал коллективных усилий; вес ветки уже показывает на это.
Хотя кипер любое утро кропотливо испытывает вольер обезьян на присутствие веток( таковой распорядок был введен после памятного Большого побега), это никоимобразом не отразилось на изобретательности обезьян. Не обретая ветвей, какие бы валялись на земле, они стали отламывать огромные ветки от мертвых дубов. Это просит большой силы, благодарячему делать такую работу постоянно приходится зрелым самцам. К нашему облегчению, ветки сейчас употребляются уже не для побега, а для такого, чтоб перелезть чрез электрическое огораживание и угодить на живые деревья.
С таковыми разумными животными, как шимпанзе, никогда не удастся исключить все способности побега. Они даже могут применять ключи и времяотвремени пробуют вынуть их из кармашка кипера. Это позже о побегах говорить забавно. А в момент, когда они проистекают, ничто забавного нет; любой может мыслить лишь о том, как это щекотливо.
Никто из нас не осмеливается заходить в группу обезьян. Я и их кипер можем по-дружески знаться с некими из них, но только тогда, когда они находятся в спальных помещениях и меж нами сетка. В зоопарках принято правило никогда вполне не полагаться ни одному взрослому шимпанзе. Они не труднее человека, но гораздо посильнее. Проблема с шимпанзе в зоопарке в том, что они очень отлично осведомлены о собственной силе, превосходящей человечную. Это, а втомжедухе их темпераментный нрав делает их летально опасными.
Дикие обезьяны не понимают, что они посильнее человека, и, несчитая такого, они научились страшиться людей и их орудия. Это приводит к парадоксальной ситуации: диких обезьян, как лишь они привыкают к людям, разрешено учить с еще наиболее недалёкого расстояния, чем наших обезьян в Арнеме. Мы смотрим за ними чрез ров – с расстояния от 6 до 60 метров( для публики это отдаление еще более, ежели не полагать смотровой площадки). С иной стороны, в Гомбе полевые ученые нередко элементарно подходят к обезьянам, садятся около них и глядят. Но даже в Гомбе шимпанзе сейчас уже довольно отлично познакомились с людьми, чтоб потерять свою бывшую застенчивость. Наиболее узнаваемый персонаж – Фродо, мускулистая юная обезьяна, которая просто может стукнуть человека, посещающего часть обезьян, а времяотвремени даже утащить его по склону. Во время аналогичного нападения он единожды чуток не разломал шею Джейн Гудолл, когда со всей силой стукнул ее по голове. Исследователи в общем-то не имеютвсешансы предотвратить такое поведение, не испортив с таковым трудом завоеванному доверию.

0

2

Этология

Молодой преподаватель привел собственный класс поглядеть на шимпанзе. Стояла зима, а поэтому вся колония находилась в помещении. Несколько обезьян сидели или лежали на больших барабанах в углу зала. Барабаны были разнообразной вышины, и преподаватель сходу же распознал воспитательное смысл такового расположения. Своим воспитанникам он произнес, что обезьяна, сидячая на самом высочайшем барабане, является водырем своры. Под ним сидел его зам.>}, а под тем – его подчиненные. Желая изготовить все светлым и понятным, он втомжедухе указал на " нижних " обезьян, какие сидели на земле или прогуливались там.
Среди обезьян на земле находился и Йерун, один из доминантных самцов, который, к моему удовольствию, как раз разогревался перед устрашающей демонстрацией. Его волосы уже чуть-чуть поднялись, и он тихо ухал самому себе. Когда он встал, уханье стало громче, и некие обезьяны соскочили с барабанов, зная, что демонстрации Йеруна традиционно кончаются тем, что он проводит на них длинный ритмической концерт. Мне было любопытно, как юный преподаватель выпутается из данной ситуации. После такого как Йерун по собственному обыкновению пошумел и сделал некотороеколичество диких прыжков по залу, все опять утихли. Другие шимпанзе забрались назад на барабаны и возобновили свою активность. Комментарий учителя оказался фруктом обеспеченного воображения. Действо, которому они стали очевидцами, являлось, по его словам, неудавшейся попыткой обезьяны, находившейся на земле, завладеть администрация.

Ваутер, Тарзан и Зварт( за ними) пристально глядят на то, что Никки выловил изо рва

Это было забавное намерение. Но кто может обеспечивать, что почтивсе из интерпретаций, предложенных в данной книжке, вправду верны? Хотя я и испытываю, что после всех данных лет чрезвычайно отлично знаю эту группу и изредка ошибаюсь в толковании происходящих событий, у меня все же нет совершенной убежденности в собственной правоте. Изучать поведение обезьян – означает разъяснять, но нас гложет чувство, что интерпретация может очутиться неверной. Ощущение не из приятных, и как раз по данной фактору эксперты нередко выбирают вообщем безмолвствовать и не ответствовать на всем известный вопрос: " Почему это животное делает конкретно это? " Эксперты иногда прибывают к выводу, что нужно сотворить воспоминание, какбудто они ничто не знают. Они поступают прямо противным образом по сравнению с юным учителем, который настолько твердо рассуждал. Обе установки никуда не водят, но, к огорчению, мне не удастся вполне избежать их. В некие моменты может появиться, что я не вособенности убежден, тогда как в остальные – что я захожу в собственных интерпретациях очень далековато. Другого пути нет. Исследование поведения вынуждено непрерывно сомневаться меж 2-мя данными последними позициями.

Наблюдатели скапливаются на определенной форме поведения или смотрят за конкретной особью. Их служба труднее, чем может появиться

Этология – изучение поведения в рамках биологии. Ее базы были заложены в 1930-х годах в Германии, Нидерландах и Англии под воздействием Конрада Лоренца и Нико Тинбергена. Наиболее существенное отличие меж этологией и психологическим изучением поведения животных содержится в том, что этология делает упор на спонтанное поведение в натуральной среде или, по последней мерке, в критериях, очень приближенных к естественным. Этологи проводят опыты, но они никогда не оторваны от собственной сельный работы. Они доэтого только являются терпеливыми наблюдателями. И эта аппарат на ожидание такого, что животные сделают по своей воле, а не в протест на стимулы к определенному поведению, принципиальному для целей опыта, характеризует и наше изучение в Арнеме.
Восприятие

Смотреть может любой, но подлинному восприятию необходимо обучаться. Эта неувязка непрерывно появляется, когда прибывают новейшие студенты. Первые некотороеколичество недель они вообщем ничто не " наблюдают ". Когда я разъясняю им после проявления злости в колонии, что " Йерун набросился на Маму и стукнул ее, тогда как Горилла и Мама слились и преследовали Йеруна, который отыскал пристанище у Никки ", они глядят на меня так, какбудто я сошел с ума. В то время как для меня это поверхностная сводка очень обычного взаимодействия( в котором участвовало лишь 4 шимпанзе), студенты видели только некотороеколичество темных животных, какие беспорядочно скакали кругом, испуская резкие клики. Вероятно, они даже не увидели мощный удар.
В такие моменты мне приходится вспоминать, что я также длительное время не разумел, отчего в данных эпизодах не следовательно никакой структуры, тогда как на самом деле неувязка была не в отсутствии структуры, а в моем своем дефектном восприятии. Необходимо как разрешено поближе познакомиться со многими особями, их дружескими отношениями и соперничеством, со всеми их жестами, соответствующими звуками, мимикой и иными формами поведения. Только тогда дикие сцены, наблюдаемые нами, начинают вправду приобретать значение.
Первоначально мы зрим лишь то, что опознаем. Тот, кто ничто не знает о шахматах, но следит забаву 2-ух игроков, не усвоит напряжения забавы, разворачивающейся на доске. Даже ежели наблюдатель простоит возле дощечки час, ему навряд ли удастся просто воспроизвести состояние фигур на иной доске. Тогда как гроссмейстер опознает и запомнит состояние всякой фигуры, задержав взор на доске только на некотороеколичество секунд. Различие не в памяти, а в восприятии. И ежели для непосвященного расположения шахматных фигур никоимобразом не соединены друг с ином, осведомленный даст им огромное смысл и увидит, как они грозят друг другу и заблокируют друг друга. Проще припомнить что-то владеющее структурой, чем беспорядок джунглей.
Это синтезирующий принцип так именуемого гештальт-восприятия: единое или гештальт более суммы собственных долей. Обучаться восприятию – означает учиться узнавать паттерны, в которых часто видятся их составляющие. Как лишь мы знакомимся с паттернами взаимодействия шахматных фигур или шимпанзе, они начинают глядеться нам настолько явными и очевидными, что трудно доставить, как остальные имеютвсешансы заблуждаться во различных подробностях и выпустить главную логику маневров.
Коммуникационные сигналы

Каждое представление лица означает определенное расположение. Например, отличие меж игривым и беспокойным настроением разрешено идентифицировать по тому, как обнажены зубы. Когда шимпанзе напуганы или подавлены, они обнажают зубы гораздо более, чем тогда, когда у них так именуемое игровое лицо. Обычному зрителю просторный оскал припоминает счастливую усмешку, но вы сможете быть убеждены в том, что такому шимпанзе нечему ликовать. Такую усмешку разрешено увидеть у младенца шимпанзе, которого на миг оставила мама, или у наиболее зрелых обезьян, какие вступают в конфликт с наиболее высокими по рангу членами собственной группы( и какие сами изредка демонстрируют свои зубы).
Эта мимика испуга нередко сопровождается голосовыми сигналами. Самые звучные из них – это клики. В период, когда Йеруна, самого старенького самца, смещали, его клики разрешено было чуять по всему зоопарку. Я постоянно съедал собственный ланч, когда шел по саду, и в этот период нередко слышал Йеруна с огромного расстояния, когда он опять и опять встречался со собственным конкурентом. Бывало, я скоро дожевывал сэндвич и торопился к вольеру, чтоб повидать за данными впечатляющими сценами.
Такой вопль, который может быть назван формой протеста, соединенного с испугом, нередко изменяется на повизгивание, наиболее тихий звук, который звучит как обиженный плач. Шимпанзе втомжедухе общаются при поддержке лая, хрюканья, скуления и уханья. Лучший метод выучиться узнавать личные звуки – это записать их, а позже терять опять и опять, покуда отличие не будет естественным. Это аналогично на музыку непонятной культуры: мелодии появляются лишь после частых повторных прослушиваний.


Шимпанзе обнажают зубы, когда они испуганы, неуверены или когда им неловко. Слева: Розье даетответ кликом, когда у нее отнимают известный объект, вызывавший эмоция убежденности. Справа: Йерун скалится и повизгивает, уклоняясь от устрашающей демонстрации, проводимой Никки

Знакомясь с коммуникацией шимпанзе, мы встречаемся с еще одной проблемой – значимых различий меж особями. Каждая обезьяна усваивает определенное количество особенных сигналов. Например, у Дэнди имеется собственный свой жест, которым он приглашает остальных подойти и приступить находить у него в шерсти: он владеет свою левую руку с тыльной стороны правой ладонью. Этот жест имеютвсешансы не увидеть, когда он сидит, но когда он ковыляет к возможному партнеру по грумингу на одной руке, которую владеет иной, и 2-ух ногах, разрешено решить, что у него какое-то увечье. Другой настолько же свой знак разрешено усмотреть в том, как Мама трясет башкой, чтоб заявить " нет ", – этот жест и истина смотрится так, какбудто бы она произносит " нет ". Пример: Мама протягивает руку просящим жестом Горилле, в то время как иная самка идет и садится меж Мамой и Гориллой. Мама грубо крутит собственной башкой из стороны в сторону. В протест иная самка после неких колебаний отходит, и Мама приглашающим жестом опять протягивает свою руку Горилле. Горилла идет и садится вблизи с ней, и они начинают искать друг друга.

Игровое лицо( тут – Тарзана и Джеки) разрешено увидеть во время борьбы и шутливой щекотки. Во время таковых игр разрешено услышать звук сдавленного дыхания, шибко напоминающий закрытый смешок

Крики – самая громкая форма голосовых сигналов, выражающая ответ с испугом. Здесь – зрелый самец Лёйт орет после такого, как его атаковала группа самок

Крича, Джеки протягивает руку жестом попрошайки иному шимпанзе, который похитил его ягоды. Он желает заполучить их назад

Жест с вытянутой рукою и раскрытой ладонью мы именуем " протягиванием руки ". Это самый-самый известный жест в колонии. Его смысл, как и смысл почтивсех остальных сигналов шимпанзе, зависит от контекста, в котором он употребляется. Обезьяны используют его, чтоб попросить еду, заполучить телесный контакт или даже помощь в схватке. Когда две обезьяны жестко сталкиваются друг с ином, одна из них может жить руку к третьей обезьяне. Этот приглашающий жест играет главную роль в формировании брутальных союзов, или коалиций, – главного политического прибора.
Все поведенческие паттерны( числом наиболее сотки), часто наблюдавшиеся в нашей колонии, отмечались втомжедухе и посреди шимпанзе в натуральных критериях обитания. Игровое лицо, усмешка и просящие жесты являются не имитациями человечного поведения, а натуральными формами невербальной коммуникации, общими для людей и шимпанзе. Некоторые необыкновенные сигналы, кпримеру то, как Мама трясет башкой, чтоб заявить " нет ", имеютвсешансы быть следствием воздействия человека. Но даже этот очень специфичный знак был выявлен Адрианом Кортландтом у диких шимпанзе. В главном, коммуникация обезьян в колонии Арнема не различается от общения их диких соплеменников.
Поведение, направленное в сторону

Представьте ситуацию, в которой один из зрелых самцов показывает себя собственному конкуренту. Он видится раздутым, таккак масть у него встала дыбом, он ухает, верхняя дробь тела раскачивается из стороны в сторону, а в руке он владеет гранит. Неопытный наблюдатель может и не увидеть гранит, таккак все интерес приковано к данной удивительной устрашающей демонстрации. Он может быть так пленён зрелищем, что даже не увидит манипуляций одной из зрелых самок. Она тихо идет к демонстрирующему себя самцу, разжимает ему пальцы, которыми он владеет гранит, и уходит с ним. Мне пригодилось некотороеколичество недель надзоров, доэтого чем я сообразил, что проистекает. Относящаяся к этому дню метка в моем дневнике выделена жирным восклицательным знаком, таккак в то время я был убежден, что сделал изобретение века. Но как лишь я познакомился с данной закономерностью в поведении, я сообразил, что она – совершенно не уникальность. Иногда такие сценки разыгрываются по некотороеколичество раз за день. Мы именуем их конфискацией. В схожей ситуации самец никогда не реагировал на самку жестко. Иногда он пробует выхватить свою руку из рук самки, а ежели ему это не удается, он может поискать иной гранит или палку. Потом он продолжает свою устрашающую демонстрацию. Но и это 2-ое орудие втомжедухе может быть конфисковано: единожды самка конфисковала не наименее 6 предметов у 1-го и такого же самца.

Вотан из более выразительных методик коммуникации посреди шимпанзе – вздыбить масть. Здесь Никки пытается стать в очень огромном облике, показывая себя Йеруну

Шимпанзе времяотвремени ухают, что является формой контакта на огромных расстояниях. Лёйт( стоит) и Йерун отвечают на уханье Никки. Никки показывает себя в 60 метрах от них

Научиться узнавать паттерны общественного взаимодействия труднее, чем коммуникационные сигналы, такие как жесты рук или голосовые звуки. Конфискация – один из образцов, но имеется и немало остальных. Прежде только, конкретно брутальные формы взаимодействия формируют трудности. Конфликты имеютвсешансы довольствоваться 2-мя шимпанзе, но нередко вмешиваются остальные члены группы, так что чрез какое-то время угрожать друг другу и стараться друг за ином начинают от 3-х до пятнадцати особей. В схожих вариантах шимпанзе показывают очень трудные паттерны, какие сопровождаются огромным гулом.

Молодые обезьяны обучаются, следя за взаимодействиями зрелых. Сверху: Фонс, вздыбив масть, следует за Йеруном, который криками изгоняет собственного конкурента.

Снизу: из безопасного расположения на животе собственной мамы Розье следит за ссорой меж 2-мя детенышами шимпанзе

Чтобы взятьвтолк происходящее, доэтого только следует вести отличие меж поведением, обращенным к соперникам, и поведением, обращенным к друзьям или сторонним. Последнее именуется поведением, направленным в сторону, и оно может воспринимать последующие формы.

1. Поиск укрытия и успокоения
Это более известная форма. Молодые обезьяны нередко так реагируют, когда они проиграли в схватке с ровесником или когда им угрожает зрелая обезьяна. В схожих вариантах юная обезьяна бегает с криками к собственной мамы и скрывается у нее в объятиях. У зрелых обезьян то же наиболее проистекает подругому. Самка, которой грозят, может подбежать к более доминирующему самцу и усесться вблизи или под ним, чтоб атакующая обезьяна не осмелилась приблизиться.

Кричащий самец в центре взаимодействует сразу с 2-мя иными шимпанзе. Справа близится враг, пытающийся его запугать. Прежде чем отойти, он отыскивает успокоения у самки слева, положив ей палец в рот. Это образчик поведения, направленного в сторону. Слева вправо: Мама, Лёйт и Никки

Возбужденный или испуганный шимпанзе, разумеется, нуждается в срочном физиологическом контакте с иными. Видимо, это единственное, что может скоро унять. Потребность в утешении в случае злости получает такие пропорции, что враги нередко какбудто бы забывают по ходу дела друг о приятеле. Например, кричащий и вопящий зрелый самец бегает по вольеру, встречает нескольких юных и наиболее зрелых обезьян, пробует пощупать их, поцеловать и объять. В этот момент ситуация смотрится довольно дружественной, но началась она с долговременной и вызывающей устрашающей демонстрации, устроенной иным самцом. Шерсть конкурента все еще стоит дыбом, и в быстром времени он опять начнет грозить собственному кричащему сопернику.

2. Привлечение приверженцев
Просьба о помощи исполняется, как я уже описывал, за счет протягивания руки. То, что протягивание руки выступает призывом, делается естественным, когда иная шимпанзе поднимается и идет совместно с жертвой к противнику, таккак точказрения " попрошайки " в корне изменяется. ныне он уже не кричит, он уже не то бывшее испуганное творение с протянутой рукою; с лаем и криками он жестко набрасывается на врага, непрерывно озираясь, чтоб убедиться в том, что приверженец все еще поддерживает его. Если видится, что приверженец колеблется, процедура выпрашивания может повториться заново.

Лёйт целует Ваутера( фото Рональда Ное)

3. Побуждение
В предоставленном случае коммуникация исполняется сразу в 2-ух направлениях. В большинстве случаев в ней участвуют самки, какие призывают самца для атаки на иную самку. Самка, которой грозят, кидает вызов собственной сопернице, издавая высочайший гневный лай, и в то же время она целует и теребит самца. Иногда она показывает на свою противницу. Это необыкновенный жест рукою. Шимпанзе указывают не пальцем, а всей ладонью. Отдельные случаи, когда я видел, что они на самом деле демонстрируют пальцем, были конкретно обстановкой неопределенности; кпримеру, когда обезьяна, представляющая третью сторону, спала или не участвовала в конфликте с самого истока. В схожих обстоятельствах агрессор показывает на свою противницу, демонстрируя на нее пальцем.
Характерная царапина побуждения состоит в том, что самки, какие занимались таковым подстрекательством, самоустраняются, когда в дело вступает самец. Они дают ему вероятность изготовить всю работу безпомощидругих.
Примирения

Традиционно злость разглядывали в качестве неконтролируемого инстинкта, который приводит к рассредоточению особей. Эта функция пространственного распределения полностью явна в случае территориальных видов, которых учили первые этологи. Но как она может выполняться у соц животных? Разве группа не развалилась бы чрезвычайно скоро, ежели бы любая склока делила ее членов? Как животным удается соперничать за еду и партнеров, сохраняя при этом довольно сплоченные группы? Когда мы собирали данные о том, что проистекает после конфликтов в колонии шимпанзе, мы узнали, что существовавшие враги притягиваются друг к другу как магниты! Чаще только после драк мы фиксировали быстрее конкретно контакты, а не избежание от встречи.

Мама выступает посредником в склоке меж Никки( справа) и кричащим Фонсом( слева). Она " приветствует " Никки; чрез миг она обнимет и поцелует его. Только после такого как ей получилось таковым образом умерить Никки, Фонс осмелится примириться с ним

В те некотороеколичество месяцев, что предшествовали прибытию моей первой студентки, Ангелины ван Росмален, я равномерно начал воспринимать присутствие парадокса примирения у шимпанзе. Иногда исполняемый маневр полностью прозрачен. Буквально чрез минутку после завершения схватки два былых врага несутся навстречу друг к другу, целуются, продолжительно и страстно обнимаются, а потом начинают искать друг друга. Но времяотвремени аналогичного рода эмоциональный контакт исполняется чрез некотороеколичество часов после конфликта. Когда я следил чрезвычайно пристально, я видел, что усилие и сомнение сохраняются до тех пор, покуда враги не избавят свои несогласия. Затем лед внезапно трогается, и одна из обезьян близится к иной.
Ангелина сумела представить, что контакты меж соперниками после конфликта гораздо лучше контактов в остальных ситуациях, приэтом более соответствующей чертой являются поцелуи. Наиболее благоприятное словечко для этого явления – " примирение ", но я знаю людей, какие возражали, указывая на то, что, выбирая такие определения, мы необоснованно очеловечиваем обезьян. Почему не именовать это как-нибудь индифферентно, кпримеру " первый постконфликтный контакт ", таккак, вобщем-то, так оно и имеется? Из такого же рвения к объективности поцелуи разрешено было бы именовать " контактом рот в рот ", объятия – " контактом с руками кругом плеч ", лицо – " мордой ", а руки – " передними лапами ". Я склонен скептически касаться к доводам, поддерживающим схожую дегуманизированную терминологию. Разве это не попытка при поддержке слов утаить то зеркало, которое держат перед нами шимпанзе? Не прячем ли мы голову в песок, стараясь избавить эмоция личного плюсы?
Люди, работающие с шимпанзе, знают по личному эксперименту, как сильна надобность в примирении. Вероятно, ни один иной вид животных не проявляет эту надобность в настолько кричащей форме, и необходимо какое-то время, чтоб привыкнуть к этому. Ивонна ван Кёкенберг обрисовала свою реакцию от главного столкновения с этим феноменом.
У Ивонны была юная шимпанзе по имени Шоко, которая жила с ней уже какое-то время. Она становилась все наиболее непослушной, и пришло время ее приструнить. Однажды, когда Шоко в следующий раз сняла трубку телефона, Ивонна устроила ей суровую взбучку, держа ее при этом за руку вособенности прочно. Внушение, казалось, возымело должное действие на Шоко, благодарячему Ивонна уселась на диван и истока декламировать книжку. Она уже забыла об инциденте, когда Шоко водинмомент прыгнула к ней на колени, обвила Ивону руками кругом шеи и одарила ее обычным для шимпанзе поцелуем( с открытым ртом), чмокнув в губки. Отличие от обыденного для Шоко поведения было так разительным, что его разрешено было связать только с предшествующей взбучкой. Объятия Шоко не лишь тронули Ивонну, но вызвали в ней настоящее эмоциональное потрясение. Она поняла, что никогда не ждала такового поведения от животного и совсем ошибочно оценивала силу эмоций Шоко.

Со пор наших первых надзоров в Арнеме примирение стало известной исследовательской темой. Это явление было найдено у самых различных приматов как в неволе, так и в дикой природе. В настоящее время нет никаких колебаний в том, что приматы способны на примирение; вопрос быстрее в том, при каких критериях они идут на него. Наиболее авторитетная мысль заявляет, что примирение служит для возобновления ценных отношений. Этим обязано объясняться, отчего, как демонстрируют надзора, у самых различных видов примирение в главном исполняется меж особями, связанными узкими узами или сотрудничающими друг с ином.
В работе " Примирение у приматов " я дал ликбез имеющихся данных, подключая и последующее изобретение: то, что шимпанзе совершают при поддержке поцелуев и объятий, их ближайшие родственники, бонобо, совершают при поддержке секса. После схватки 2-ух бонобо( самостоятельно от пола), обыденным обрядом является соединение, псевдосовокупление или взаимный генитальный контакт. Смысл данных контактов тот же, что и у шимпанзе: для обоих видов свойственна надобность в разрешении конфликтов.
Сохранить

0

3

Коалиции

Когда две обезьяны доходят до схватки или грозят друг другу, какая-либо 3-я обезьяна может решить вступить в стычку и стать на сторону одной из них. Результатом какоказалось коалиция 2-ух против одной. Во почтивсех вариантах конфликт разворачивается и дальше, так что образуются наиболее большие коалиции. Поскольку все проистекает чрезвычайно скоро, может сформироваться воспоминание, что шимпанзе движимы лишь агрессией по отношению друг к другу и что они присоединяются к коалициям втемную. Но этот вывод совсем не подходит правде. Шимпанзе никогда не делают непродуманные ходы.
Чтобы обосновать это, нам приходится опять и опять испытывать, что конкретно любая индивидуум делает в той или другой стычке. Оказывается ли ее роль совсем непредсказуемым или же она регулярно поддерживает определенных особей? Это просит очень кропотливого надзора; для сбора данных о коалициях нужно снисхождение, снисхождение и еще раз снисхождение. Иногда разрешено прождать целый день, и ничто не произойдет. В среднем, но, в день создаются от 5 до 6 коалиций, и наша бригада, пристально наблюдающая за ними, способна закрепить в целом от 1000 до 1500 коалиций в год. Они записываются в облике длинных списков – в форме " c поддерживает a против b ". Анализ данных списков подкрепляет, что шимпанзе поступают избирательно, когда вмешиваются в конфликты меж иными членами группы. У всех членов группы имеется свои собственные предпочтения, какие определяют их деяния. Совершаемый ими отбор является пристрастным и не изменяется годами.

Кооперация показывается не лишь в коалициях: Тепел способствует Тарзану опуститься с бревна

Но это не означает, что дела в группе не изменяются; против, такие конфигурации являются как раз более захватывающим нюансом коалиций шимпанзе. Почему c, который поддерживал А против В годами, обязан был равномерно приступить помогать В против А? В чем содержится более мощный причина конфигурации – в отношениях a-b, b-c, или a-c? Проблема трудна, таккак она затрагивает трехсторонние дела. И композиция АВС – только одно из почтивсех тыщ тройственных отношений, имеющихся в группе. Изучение коалиций подводит нас к " третьему измерению " пакетный жизни, демонстрирующему ее насыщенность.
Два приматолога – Ирвен Девор и Рональд Холл( в запоздалый период его деятельности) выпустили первое масштабное изучение данной трудности в 1965 г. Они учили поведение вольно пасущихся бабуинов в Кении. Статус зрелого самца бабуина зависит сразу от его бойцовских свойств и от общих действий. Стадо бабуинов вместе водят два или три зрелых самца, какие образуют так именуемую центральную иерархию. Каждый из них сам по себе, без помощи иного, не владеет особенного веса. Некоторые самцы, не относящиеся к данной центральной коалиции, не чувствуют ужаса, когда сталкиваются с каким-то одним самцом, присущим к ней. Чтобы сдержать контроль над своими конкурентами, центральной иерархии нужно образовать совместный фронт.
Несколько лет обратно Рон Надлер обрисовал еще один совсем удивительной образчик такого, как верховная точказрения в группе может зависеть от агрессивной кооперации. В Центре приматов Йеркса в Атланте была сформирована группа горилл. В нее вступали 4 самки, Калабар – большущий впечатляющий самец и Ранн – еще наиболее небольшой зрелый самец. Все задумывались, что водырем группы будет Калабар, но самки отдавали отличие Ранну. Хотя оба самца в движение почтивсех недель миролюбиво уживались друг с ином, их прибавление к группе самок привело к тому, что они стали колотить себя в грудь, воспринимать грозящий вид и даже ожесточенно бороться. Надлер обрисовал крайний бой, в котором Калабар получил травму, и его довелось выключить из группы: " Было почему-то, какой-никакой самец сделал первый ход, но как лишь они сцепились в схватке, к ним присоединились и самки. Две прыгнули на спину Калабара, одна поймала его за ногу, и все они начали его жалить. Дрались они яростно, но все кончилось чрезвычайно скоро – чрез некотороеколичество секунд все разбежались ".
Тот факт, что конкретно самки помогли выбранному ими самцу взятьвдолг позицию вожака, – еще не наиболее необычное в этом инциденте. Больше только поражает то, что Ранн сумел заставить самок помогать его. Это стало естественным из маневров, предшествующих схватке: " Каждый раз, когда Ранн подкрадывался к Калабару, за ним скоро подходили и самки. Когда же Калабар становился, они образовывали совместно с Ранном полукруг перед этим впечатляющим самцом. В реальности, когда одна из самок в некий момент желала было вылезти из данной группы окружения, Ранн набросился на нее и загнал назад на ее позицию ". Так Ранн мешал дезертирству. Но отчего самки подчинились самцу, который в то же время зависел от них? В конце концов, его судьба была в их руках. Возможно, политика у горилл является настолько же трудной, утонченной и неясной, как и политика у шимпанзе.
О коалициях шимпанзе в их натуральной среде обитания мы знаем довольно, чтоб придти к выводу, что они очень главны при определении отношений меж зрелыми самцами и в установлении их системы доминирования. Этот момент непрерывно подтверждался в публикациях, посвященных обществу Гомбе-Стрим. У нас имеется практически абсолютная головка постепенного развития в этом обществе коалиции братьев Фабена и Фигана. Если сопоставить эти процессы с теми, что проистекают в колонии Арнема, очевидных базовых различий мы не найдем. Единственное отличие состоит в том, что в Арнеме мы могли учить эти процессы еще наиболее подробно [4].
Безопасные интерпретации

Как мы распознаем расположение животного? Когда пес поджимает хвост, мы произносим, что она опасается. Дело в том, что мы каким-то образом узнали, что пес, поступающая так, традиционно собирается улизнуть. А убегание взятьвтолк далековато не так трудно, как " поджимание хвоста ". Из связи, имеющейся меж 2-мя данными актами, мы выводим, что ежели один выражает ужас, то и 2-ой выражает то же наиболее. Точно так же нам отлично понятно, что пес желает " заявить ", когда глухо рычит и оскаливается. Эти ассоциации мы научились жить неосознанно, и конкретно благодарячему мы приписываем их интуиции; мы произносим, что " подсознательно знаем " разные настроения собаки.
Интуиция ценна, но эксперты имеютвсешансы полностью удовлетвориться лишь в том случае, когда знают, что прячется за ней. Нет нищеты постоянно зависеть от этого убедительного индикатора. Бессознательный способ, усвоенный нами для интерпретации и осмысливания сигналов собаки, разрешено изменить в действенное научное лекарство, ежели использовать его осознано и регулярно. Ян ван Хофф применил этот способ к куче изготовленных им заметок о соц поведении в колонии Холломэна. В его заметках указывался распорядок, в котором шимпанзе показывали те или другие поведенческие паттерны. Он употреблял комп для сортировки паттернов, выяснив, какие из них наблюдались сразу или скоро друг за ином. Набор таковых паттернов, как бегство, избежание и отбивание ударов, был назван " подчиненным ", тогда как комплект с таковыми паттернами, как атаки, кусание и шествие, – " брутальным " и т. д. Отталкиваясь от этого, разрешено вывести наименее тривиальные интерпретации. Например, оказалось, что лай относится к агрессивному комплекту паттернов( нападению), а клики и визг – к подчиненному( бегство).
Компьютер только выявляет ассоциации меж паттернами поведения; он не может сориентировать, что стоит за ними. Вот отчего ван Хофф осторожно именует такие комплекты " поведенческими системами ", а не чувствами или мотивациями. Из суждений удобства я не буду задерживаться данной меры осторожности. Когда я произношу, что " шимпанзе дружественно пыхтит " иному шимпанзе, я владею в виду то, что она шумно дышит и что это пыхтение, сообразно разбору ван Хоффа, может быть названо " сближающим " поведением. Такой поведенческий комплект приобретает схожую характеристику поэтому, что он подключает некотороеколичество разумеется сближающих форм контакта – кпримеру, объятья, поцелуи и соц груминг.
Смелые интерпретации

Понятию инстинктивного и импульсивного поведения животных диаметрально обратно понятие об осмысленном и заблаговременно продуманном действии. Конечно, имеется немало животных, какие, возможно, совсем не понимают последствия собственного общественного поведения. Например, знает ли самец цикады, что его стрекот привлекает самок? Однако конкретно такая функция его сигнала. Высшие животные, судя по всему, знают о последствиях собственных сигналов. В частности, огромные человекообразные обезьяны водят себя так эластично, что у нас формируется воспоминание, какбудто они буквально знают, как среагируют остальные и что они получат в качестве итога. Их коммуникация очень припоминает умную социальную манипуляцию, как ежели бы они научились применять свои сигналы в качестве прибора воздействия на остальных.

Пример 1
Жарким днем две мамы – Джимми и Тепел – сидят в тени дуба, а двое их детенышей играют в песке у их ног( заметны игровые лица, они дерутся, кидаются песком). Между 2-мя матерями дремлет самая древняя самка Мама. Внезапно детеныши начинают орать, колотить друг друга и тянуть за волосы. Джимми пробует приструнить их мягким угрожающим ворчанием, а Тепел беспокойно перемещается. Детеныши продолжают ссориться, и чрез какое-то время Тепел поднимает Маму, толкая ее некотороеколичество раз под ребра. Когда Мама поднимается, Тепел показывает на 2-ух ссорящихся детенышей. Ссора прекращается, стоит Маме изготовить грозящий шаг вперед, приподнять руку в воздух и шумно гавкнуть. После этого Мама опять укладывается и продолжает свою сиесту.
ИНТЕРПРЕТАЦИЯ. Чтобы в совершенной мерке взятьвтолк эту интерпретацию, принципиально ведать две вещи: во-первых, Мама – это очень почитаемая самка с самым высочайшим рангом; во-вторых, эти конфликты детенышей часто порождают такое усилие меж матерями, что они также ввязываются в схватку. Вероятно, усилие вызвано тем фактом, что любая мама жаждет посодействовать собственному ребенку и не отдать вторгнуться в потасовку иной мамы. В вышеприведенном образце, когда забава детенышей оборачивается схваткой, обе мамы оказываются в затруднительном расположении. Тепел решила эту проблему, задействовав доминирующую третью сторону, Маму, и указав на препятствие. Мама, разумеется, поняла с главного взора, что обязана выступить арбитром.

Наличие трудных психических действий у шимпанзе было впервыйраз подтверждено известными экспериментами Кёлера с орудиями. Шимпанзе имеютвсешансы внезапно использовать орудия. Здесь Амбер увидела кожуру от яблока, плывущую по воде. Она пробует вынуть ее палочкой. Зварт( слева) и Франье с любопытством наблюдают за тем, что у нее выйдет

Пример 2
Йерун повреждает себе руку во время схватки с Никки. Хотя ранка неглубокая, мы поначалу подумали, что она ему шибко препятствует, таккак он начал прихрамывать. В последующий день один из студентов, Дирк Фоккема, докладывает, что, по его понятию, Йерун хромает лишь тогда, когда вблизи располагаться Никки. Мне понятно, что Дирк – Вежливый наблюдатель, но на этот раз мне трудно ему поверить. Мы идем поглядеть, и выясняется, что он прав: Йерун проходит мимо сидячего Никки( начиная с точки перед ним и до места за его спиной), и все время, покуда Йерун располагаться в поле зрения Никки, он жалостливо ковыляет, но, пройдя Никки, меняет поведение и идет совсем привычно. В движение приблизительно недели Йерун продолжает перемещаться таковым манером, когда знает, что Никки может его созидать.
ИНТЕРПРЕТАЦИЯ. Йерун разыгрывал комедию. Он желал убедить Никки в том, что тяжко пострадал в их первой схватке. Тот факт, что Йерун воспринимал раздуто несчастный вид лишь тогда, когда был в поле зрения Никки, показывает на то, что он знал: его сигналы возымеют действие, лишь ежели они будут видимы; Йерун одним оком смотрел за Никки, чтоб созидать, наблюдают ли за ним. Возможно, из прошедших инцидентов, когда он получал суровые ранения, он усвоил то, что его конкурент не станет вособенности приставать к нему в период, когда ему приходится( по необходимости) хромать.

Пример 3
Ваутер, юный самец шимпанзе практически трехлетнего возраста, ссорится с Амбер и затевает орать высочайшим гласом. При этом он жестко близится к Амбер. Его мама Тепел идет к нему и скоро кладет свою руку на рот сына, заглушая его клики. Ваутер успокаивается, и ссора не приобретает развития.
ИНТЕРПРЕТАЦИЯ. Шумные конфликты завлекают интерес. Если они продолжаются очень продолжительно, подойдет один из зрелых самцов и прекратит их. Когда приблизится грозящий самец, Ваутер станет автоматом находить укрытия у собственной мамы. Это значит, что конкретно она может заполучить возмездие, предназначенное ее сыну. Тепел желала избежать этого риска, заткнув Ваутера до такого, как дело зайдет очень далековато.
Это не единый узнаваемый вариант тишины, к которой заставляли силой. Я видел, как единожды мама положила палец на рот собственного маленького детеныша, когда крайний начал жестко лаять на преобладающего члена группы, устроившись в безопасном укрытии – у нее на коленях. Она, возможно, снова же не желала проблем, какие могли бы ждать ее вследствии оплошности личного детеныша.

Пример 4
Дэнди – самый-самый юный из 4 зрелых самцов, и у него самый-самый маленький ранг. Три других, вособенности альфа-самец, не терпят никаких половых актов меж Дэнди и зрелыми самками. Тем не наименее время от времени ему удается спариться с ними, назначив " свидание ". В схожих вариантах Дэнди и самка совершают вид, что элементарно случаем идут в одном направленности, и ежели все отлично, они видятся за стволами деревьев. Такие " свидания " проистекают после нескольких брошенных друг на друга взоров или малозаметных тычков.
Подобное скрытное спаривание нередко соединено с угнетением сигналов и маскировкой. Помню, что в первый раз, когда я увидел это явление, это было единое комическое понятие. Дэнди и самка тайно ухаживали друг за ином. Дэнди начал флиртовать с самкой, непрерывно при этом озираясь, чтоб созидать, не наблюдают ли за ним остальные самцы. Самцы шимпанзе начинают заигрывания, обширно расставив лапти, чтоб представить свою эрекцию. Именно в тот момент, когда Дэнди показывал таковым образом родное сексуальное желание, нежданно вследствии угла показался один из старших самцов – Лёйт. Дэнди сходу же опустил руки себе на член, чтоб его не было следовательно.
В иной раз Лёйт заигрывал с одной из самок, когда Никки, альфа-самец, покоился на траве в 50 метрах. Когда Никки поглядел вверх и встал на лапти, Лёйт медлительно сместился на некотороеколичество шагов от самки и опять уселся спиной к Никки. Никки стал медлительно подходить к Лёйту, подобрав по пути тяжкий гранит. Его масть чуть-чуть встала дыбом. Лёйт время от времени оглядывался, чтоб поглядеть, как к нему близится Никки, а потом глядел на собственный свой член, который равномерно лишался эрекцию. Только тогда, когда члена более не было следовательно, Лёйт повернулся и пошел к Никки. Он чуть-чуть фыркнул на гранит, который держал Никки, а позже ушел, оставив Никки с самкой.
Самки времяотвремени выдают свои подпольные спаривания всем остальным членам группы, испуская специфичный высочайший вопль в момент оргазма. Как лишь альфа-самец слышит его, он бегает к скрывшейся паре, чтоб прекратить их. Самка-подросток Ор традиционно вособенности шумно орала в конце спаривания. Однако к тому времени, когда она стала практически зрелой, она продолжала орать при спаривании с альфа-самцом и практически никогда не издавала кликов во время собственных " свиданий ". На таком " свидании " она показывала мимику, традиционно сопровождающую клики( голые зубы, явный рот), и при этом издавала некоторый беззвучный вопль( исходящий из глубины глотки).
ИНТЕРПРЕТАЦИЯ. Во всех данных образцах сексуальные сигналы или маскируются, или подавляются. Беззвучный вопль Ор формирует воспоминание мощной эмоции, которую разрешено контролировать только ценой наибольших усилий. Самцы сталкиваются с той проблемой, что подтверждение их сексуального побуждения не может скрыться по команде, но у них имеется свои решения.
Смелость Лёйта, фыркающего на орудие, которое Никки владеет в собственной руке, указывает только, как он был убежден в том, что у альфа-самца не станет основания штурмовать его. Это поведение поразительно различается от 1-го инцидента меж 2-мя макаками, которому я стал очевидцем. Альфа-самец повстречал иного самца чрез некотороеколичество минут секретного спаривания крайнего. Альфа, возможно, не мог ничто об этом ведать, но 2-ой самец вел себя очень неуверенно, показывая свою зависимость безо каждой надобности. Его поведение было так преувеличенным, что ежели бы у альфа-самца были общественные компетенции шимпанзе, он наверное бы сообразил, что приключилось.
Поведение же Лёйта после его неудавшейся пробы было совсем другим. Не было и отпечатка " сознания вины ". Шимпанзе – профессионалы притворства, и они изредка выдают себя ничто не подозревающим соплеменникам.
Рациональное поведение

Как лишь мы закрепили определенное количество умопомрачительных образцов общественной манипуляции и признали, что шимпанзе очень и очень разумны, мы обязаны разглядеть природу данной имеющейся у них дополнительной возможности, которая, вероятно, отсутствует у большинства остальных видов, а конкретно возможности раздумывать преднамеренно.
Когда крыса обучается жать педаль, чтоб заполучить еду, она станет применять ее, когда голодна, и остановится, когда еды уже довольно. Крыса действует так лишь поэтому, что она выяснила( наиболее или наименее случаем), что нажатие на педаль приводит к выдаче корма, и запомнила этот факт. Однако целенаправленное поведение шимпанзе может реализоваться и в тех вариантах, когда нет никаких прошедших доказательств его эффективности. Похоже, что они имеютвсешансы выдумывать действенные решения конкретно в актуальной ситуации, как в образце 1, когда Тепел пробудила Маму и указала на 2-ух дерущихся детенышей, или в образце 3, когда она заткнула собственного сына. Трудно взятьвтолк, как Тепел могла бы случаем раскрыть, что такие деяния позволят ей выпутаться из трудных ситуаций, в которых ей бывало очутиться. Можно ли заявить, что в данных вариантах ей требовалось кое-что гораздо большее, чем элементарно память?
С иной стороны, как такие решения разрешено разделять от общественного эксперимента Тепел? Она показала ошеломительную дееспособность отлично объединять оченьмного прошедших воспоминаний и случаев, подключая ее познание о ссорах деток, спящих обезьянах, авторитете Мамы, а втомжедухе о действии руки, положенной на рот. Дополнительной возможностью, придающей поведению шимпанзе схожую упругость, является их знание сочетать разные составляющие таковых познаний. Поскольку их познания не ограничиваются знакомыми ситуациями, им не необходимо прокладывать себе путь втемную, когда они сталкиваются с новыми проблемами. Шимпанзе употребляют прошедший эксперимент в непрерывно меняющихся практических приложениях.
Способность сочетать составляющие прошедшего эксперимента из-за заслуги определенной цели именуют разумом и мышлением – наиболее пригодных определений элементарно не есть. Вместо такого чтоб регулировать тот или другой метод действий методом настоящих проб и ошибок, шимпанзе способны обдумывать последствия выбора в собственной голове. Результатом какоказалось обдуманное разумное поведение. Приматы учитывают таковой размер общественной информации и они настолько деликатно ощущают настроения и намерения остальных, что выдвигались даже гипотезы, заявляющие, что их высокоразвитый разум сложился для такого, чтоб управляться с непрерывно усложняющейся пакетный жизнью. Эту идею, популярную как " догадка общественного разума ", разрешено использовать и к случаю развития значимого по собственным размерам мозга в нашем своем роду [5].

С данной точки зрения, техно затейливость является вторичным явлением: эволюция разума приматов началась вследствии потребности обмануть остальных, различить стратегии лжи, добиться взаимовыгодных компромиссов и сотворить общественные связи, способствующие карьере. И шимпанзе, разумеется, преуспели в данной области. Их технические навыки уступают нашим, но в отношении их соц навыков я не был бы так убежден.

Дэнди и Спин

i. Личные черты
Шимпанзе – животные с ясно выраженными собственными чертами. Их лица источают нрав, и вы сможете отличить 1-го шимпанзе от иного с той же легкостью, с какой-никакой вы различаете людей. По-разному звучат и их гласа, так что даже спустя годы я могу на слух отличить один глас от иного. У всякой обезьяны своя походка, она сосвоейточкизрения укладывается или сидит. Я могу выяснить их даже по тому, как они поворачивают голову или чешут спины. Но когда мы произносим о собственных чертах, мы в первую очередность владеем в виду различия в их отношении к членам общей группы. Эти различия разрешено буквально показать, только применяя те же прилагательные, что и в случае людей. Поэтому в данной голове, где мы впервыйраз знакомимся с отдельными обезьянами, будут употребляться такие определения, как " самоуверенный ", " блаженный ", " гордый " и " расчетливый ". Эти определения отображают мое субъективное воспоминание от обезьян, т. е. являются антропоморфизмом в чистом облике.
То, что мы воспринимаем обезьян в качестве самостоятельных личностей, доказывается уже снами тех, кто с ними работает. Во сне мы зрим их как индивидов – буквально так же, как людям снятся остальные люди конкретно в качестве индивидов. Если какой-нибудь студент заявлял мне, что видел во сне обезьяну, я дивился этому не более, чем сообщению о том, что ему приснился некий человек.
Я отлично незабываю первый мой сон о шимпанзе. В нем проявилась моя обеспокоенность дистанцией меж мной и ими. Во сне я увидел, как передо мной внутри раскрывается крупная дверь в их загон. Обезьяны пихали друг друга в сторону, чтоб посмотреть на меня. Йерун, самый-самый старый самец, получился вперед и потряс меня за руку. Довольно нетерпеливо он выслушал мою просьбу зайти. Но тут же отказал мне. Он произнес, что это не обсуждается, к тому же, их сообщество не подошло бы мне: для человека оно очень дерзкое.

Четыре самца

Йерун, Лёйт, Никки, Дэнди

Женская подгруппа " Мама "

Амбер, Мама и Моник, Горилла и Розье

Фоне, Франье

Исследователи остальных животных ранее осуждали повадку приматологов дарить всякой особи имя. Они считали, что такие имена водят к неоправданному очеловечиванию животных. Их неявная посылка содержалась в том, что интерес к личным различиям не так принципиально, как розыск обычного для вида поведения. Сегодня, естественно, не лишь приматологи понимают, что поведение животных не может быть осмыслено, ежели не учитывать неповторимые генетические свойства, жизненную историю и соц фон всякой особи. Первыми учеными, какие стали обширно использовать идентификацию индивидов, были японские приматологи, внедрившие этот прием в 1950-х годах. Они использовали цифровые гостиница, благодаря которым, возможно, их изучения казались наиболее объективными, чем у Джейн Гудолл, использовавшей такие имена, как Хамфри и Фло, но принцип оставался тем же. Каждый наблюдатель, работавший с номерами, докладывает, что после определенного периода времени числа начинают звучать буквально так же, как имена, – возможно по той фактору, что мы, люди, автоматом мыслим, представляя себе личностей с именами.

Женская подгруппа " Джимми "

Джимми и Джеки Джонас, Кром, Спин

Женская подгруппа " Тепел "

Тепел, Тарзан, Ваутер, Пёйст

Три девицы

Зварт, Ор, Хенни

В 1979 г., когда я начал приготовлять эту книжку, в колонии было 20 три члена. Семь обезьян – три самки и 4 самца – были вособенности влиятельны, и они описываются раздельно. Шестнадцать других были в главном самками и их детенышами, относящимися к трем дамским подгруппам, сформировавшимся кругом первых матерей колонии. Оценки возраста обезьян относятся к 1979 г.
Сохранить

0


Вы здесь » секс форум секс видео секс фото истории про секс sex » секс истории » С тех самых пор как Платон попробовал найти человека как единственное


Раскрутка сайта
целительство тенториум здоровья

Яндекс.Метрика создание сайта форума