Первый секс с миллиардером

Она ведет меня вверх.
Через рубку рыбацкой яхты в какую-то каюту. Каюта была элементарно большая, метров 50, чрезвычайно суровая и драгоценная обработка. Справа от входа стоял стол и принтер, чрезвычайно большущий! Напротив был туалет и душ с роскошной евроотделкой. А ежели войти прямо – большая постель приблизительно 3 на 3 метра. Много прекрасных подушек с 1-го края, две тумбочки, на обеих книжки, толстые. Несколько телефонов, один большой айфон крайней модели, один телефон с клавиатурой, около окон стояло некотороеколичество стульев. Окна шторами закрывались вполне, не было щелей. На полу был ковролин с ворсом сантиметра 3. Мне сходу захотелось там дремать. Никогда бы не подумала, что у этого рыбацкого судна может быть таковая неописуемо драгоценная каюта. Гораздо круче, чем в яхте с виду ценою некотороеколичество 10-ов миллионов баксов.
– Что мне тут делать?
– Прячься, вданныймомент к тебе Руслан придет, желаешь в душ посещать? – произнесла Аня.
– Да, отлично, – произнесла я и вульгарна в душ.
Я нашла там какие-то вкусные штуки от фирмы beoterm. Это элитная драгоценная шпаклевка. Я отрадно намазалась этим и решила потянуть время. После воротила одела пушистый халат, я одела один из них. Пойду в комнату посплю, подумала я. Уже чрезвычайно хотелось дремать. Было возле полуночи. Кто таковой Руслан, я еще не знала, но была готова к любому развороту событий. Я беспокоилась и написала Алексу:
– Меня все-же привели аналогично к этому мужчине, зовут Руслан.
– И, – ответил Алекс по смс.
– Ничего, сижу в комнате. Странные они.
– В чем?
– Во всем, продолжительно разъяснять, я позже поведаю все.
– Включи диктофон. Послушаю, как общается, скажу тебе о нем и твоем общении. Бутирата нет в воде? Может благодарячему странноватые?
– Нет, я бутылки хозяйка раскрывала, навряд ли.
– Диктофон, – еще раз написал Алекс!
Я тут же включила диктофон. Понять самой, что проистекает и что делать, я не могла. Нужна была содействие чрезвычайно.
Руслан зашел и сделал вид, как какбудто не сообразил, что я тут действую.
– Ой. Что же мы станем делать в таковой темноте, – произнес он. Было вправду мрачно, и свет попадал из коридора.
– Не знаю, в прятки играться, – пошутила я.
– Нормально ты спряталась, – произнес он и обошел постель. Он был в брюках, в кофте на замочек. Он ее расстегнул и положил на кресло.
– Хм-хм-хм, – произнес он. – Как дела?
Он лег вблизи со мной и начал меня касаться.
– Меня предупредили, что я скрываться обязана.
– Еще и подкалывает, белоруска. Белорусы подкалывают москалей проклятых, – посмеивался он.
Почему он снова произнес " белоруска "? Первый раз за столом: " Картошки желаешь, белоруска? " ныне опять.
– Как отлично ты спряталась во время чаепития, – произнес он, а внизу в это время все сели глотать чай.
А он что, сообразил, что меня уводит Витя, и решил отправить за мной Аню? Четко сработала зацепка взором, вызов который я ему бросила за столом, и соперничество. Я сходу по совету Алекса истока всех там искушать. Первый принцип – влюбиться его окружению и чтоб все мужчины носились за мной.
– А ты убежал ко мне?
– Да, убежал к тебе. Нужно дремать, с утра же рано на рыбалку, – заявлял он чрезвычайно растерянно. Вижу, что от человека, который был внизу, вданныймомент ничто не осталось, и он очевидно смущается меня, а означает, я ему чрезвычайно нравлюсь. Поэтому некий абсурд и несет. Я продолжила новости себя так же нахально.
– Я задумывалась, вы вообщем никогда не спите.
– Опять ты подкалываешь, – мягким гласом произнес он, как бы сам извиняясь за это. – Все белоруски все время подкалывают, ну что за дела?
– А ты сам, случаем, не из Белоруссии родом? А то откуда столько наездов на страну? – парирую я, и он снова смеется.
Я сидела на постели в большом мужском халате. В него разрешено было всунуть еще человека 3 моей комплекции. Я обернула его кругом себя некотороеколичество раз и завязала пояс. Пробраться мне под халат было довольно трудоемким занятием.
– Ого, какую тебе москалики шубу отдали! – произнес Руслан, стараясь выловить из-под халата кусочек моей лапти.
Я рассмеялась. Он вел себя довольно нахально, лапал меня твердо и верно – сказывался эксперимент зрелого мужчины. Но подсознательно я ощущала его скованность. Я легла на спину, он лег вблизи на бок. Пальцами, чуть трогая я истока пытаться его на привкус. Это энергетический коннект, ассоциация. Проверка на то, как мужчина ощущает положение. Я медлительно впиваю ногти в его ключицу, позже убавляю влияние и провожу подушечками пальцев по шее. Его закоротило, начал кайфовать, прикрыл глаза, отбросил голову. Его побуждение передавалось мне, вибрациями распространялось по комнате. Да, мне он точно нравится. Он вольной рукою продолжает сражаться с моим халатом. Потом грубо встает и выключает свет вообщем. В темноте я слышу шорох одежды, он раздевается.
Шторы в каюте чрезвычайно плотные, они совершенно не пропускают света. Несмотря на запоздалый час, палуба была отлично освещена. Возле постели горели совершенно бледные лампы с мягким светом. Плюс свет в коридоре. Но Руслан надавил на кое-что, и свет выключился всюду совсем.
– Да хорошо, олигархи занимаются сексом в темноте? – Я неприкрыто рассмеялась.
– Серьезно? Ты выключаешь свет? – мой стеб тут был уже нескрываем.
Ну отчего он дивится тому, что некто с ним острит? Реакция на все это – такое настоящее изумление – у него округляются глаза, и секунду он бесхитростно хлопает ими, как какбудто пробует сообразить, это что ему произнесли? Ну как разрешено не заключать человека на такую трогательную реакцию, вособенности когда бесхитростно хлопающее очами вещество – это стокилограммовый мужчина, убежденный в себе и зрелый.
– Что? – поначалу не сообразил он, позже рассмеялся. – Будешь меня подкалывать – буду к тебе нечисто приставать, красавица!
– А вданныймомент ты что делаешь? – отвечаю я.
– Нет, ну это не нечисто, это еще кристально! – парирует Руслан.
Он вроде как и сам приверженец над кем-то пошутить, отчего же таковая странная реакция, когда шутят над ним? Я устанавливаю себе галочку на этом пт – спросить у Алекса и прощупать эту аномалия Руслана.
– Так и станем без света сидеть? Еще промахнусь, укушу тебя! – смеюсь я.
– Прости просьба! – даетответ Руслан, отчего то опять растерянно. – Я элементарно немного старомоден, – оправдывается он за выключенный свет.
– Да хорошо! – я не верую и смеюсь.
– Что? – подыгрывает он и также смеется. – Ну хватит меня подкалывать, – произносит он и подключает сходу целый свет в каюте. – Так наблюдаешь насколько света сходу! – Потом регулирует его и оставляет слабый свет у изголовья.
Со светом я его пристыдила.
– Да, вот так отлично!
У меня издавна не было новейших парней, и мне было мало ужасно, я истока забрасывать, что такое новое, неизвестное тело. Но в моменте чувство новизны меня чрезвычайно возбудило. Я спрашивала у тренера: как себя новости, чтоб влюбить мужчину в кровати? На что Алекс постоянно давал комитет – отзываться, влюбиться его, искренне, отыскать что в нем прекрасное и потрясающее, от что в нем разрешено кайфануть. Мужчины ощущают эту открытость к себе и запоминают ее.
У Руслана прекрасное тело, я обожаю больших парней, по которым следовательно, что они занимаются спортом. Он славно пахнет, теплая шкура, потрясающий большущий член. Видимо, воздействует функциональный и здравый образ жизни – у него чрезвычайно отменная эрекция.
Я глажу его по животу, цельную лаского, как собственного самого любимого мальчика. Он куда-то проваливается, лежит на спине, запрокинув голову. На лице блаженная ухмылка. Очень чувствительное тело – я его глажу, и он выгибается вдогон за моей рукою, ослабел, стонет. Член стоит как каменный. Аккуратно обнимаю его пальцами, играю, поначалу плавно, чуть видными движениями глажу член от головки до основания, оттягиваю яички, изучаю его. Движения стают проникающими, сильными, я испытываю противодействие его мускул, для меня вданныймомент это – крайний член на планете. И я чрезвычайно его хочу. А он желает меня.
Руслан притянул мою голову книзу практически силой, заталкивает член в рот, я давлюсь, он лезет с трудом. Он элементарно трахает меня в рот собственным членом, держа за волосы на затылке, я стараюсь раскрывать рот по просторнее, чтоб не наделать ему болезнь.
Он отпускает меня и тянется к тумбочке слева, шуршит там чем-то. Видимо, презервативами. Да, я угадала. Протягивает 1 мне. Он него элементарно веет побуждением, я чрезвычайно отлично испытываю его в этот момент. Смотрит в глаза, взор дикий, звериный. Он с силой берет меня за грудь, бросает на постель на спину. Я все еще в этом большом халате, в котором я неприкрыто путаюсь. Он сидит на корточках и как куклу притягивает меня к себе. Сопротивляться напрасно, да и не охото. Входит грубо и дерзко, позже поворачивает меня на бок, ложится сзаду.
Мне препятствует халат, я путаюсь в нем.
– У меня же шуба, – припоминаю. Халат и в самом деле на нее подобен.
– Ого, тут кое-что прекрасное нарисовано, прямо над хвостиком, – произносит он, подмечая мое тату на пояснице.
– Попасть бы под этот прекрасный хвостик, – продолжает он. И затевает пальцами аккуратненько прокрадываться к моей священнике. Ну нет!
Я отшучиваюсь и произношу:
– Твой член туда не влезет.
– А у тебя был когда-либо анальный секс? – узнает Руслан.
– Нет, не было, – отвечаю.
– Ну тогда не станем, – произносит он. Ему очевидно не хотелось заморочек.
Он ушел в душ. Я лежала и ожидала его на постели. Секс с миллиардером продолжается 15 минут как оказалось. И не особенно он различается от секса с хотькаким иным человеком. Хотя воспоминание о Руслане осталось неплохое. Он пытался, и следовательно, что желал, чтоб мне было славно. Я лежала с ним минут 10 и гладила его. Видно было, что ему не хотелось ретироваться. Он начал бродить по комнате и одеваться. Его тенниска лежала на постели за мной.
– Подай мне майку, – вежливо попросил он. Я стояла на постели нагая.
Я бросила в него майку, он схватил. Потом полетела подушка.
Он начал уворачиваться, позже еще одна подушка.
– Сейчас я халатом кину.
( Игры в гареме этому обучили на автомате – наблюдаешь подушку – кидай!)
– В этот величина необходимо бросать чем-то томным, – хохотал он, имея в виду, что он большой. Я видела, как он перевоплотился в малыша, впервыйраз искренне от души хохотал.
– Ну глядя для что кидать.
– Ну типа она убегает, он настигает, она бегает не скоро, падает, – пошутил он, намекая на то, что я ему поддаюсь и провоцирую его.
Я стояла боком к нему.
– Слушай, какая у тебя священника прекрасная, – произнес он.
– Ты это в какой-никакой момент разглядел, – произнесла я и засмеялась.
– Сейчас ты нагнулась и я увидел. Вау, – он наклонился и поцеловал меня в ягодицу.
– Пойдем разгоним всех, подругому мы не встанем на рыбалку. Красотка.
( В этот момент ОС Алекса – необходимо было приступать поджигать и рекомендовать ему сходу уладить тусовку в его номере, так как вданныймомент, когда он лишь что кайфанул от новейшей девочки, которая ему приглянулся и он желал влюбиться ей, необходимо было хватать быка за рога и не отделять на грядущее ничто. – Я хочу веселиться, давай устроим тусовку, давай всех разгоним в твой номер и разденем… В этот момент он еще находился на эндорфиновом кайфе, был весел, игрив, и необходимо было этим воспользоваться, и самой обнаруживать энергичность.) И тут я протупила, он очевидно намекал на то, чтоб я осталась дремать с ним. – Удалить, читатели созидать этого не обязаны.
– Ну, куда мы домой выходит? – спросила я, поэтому что не ждала, что он сходу оставит меня.
– Куда домой в Белоруссию?
– Нет в значении в гостиница.
– Решим!
– Мне желая бы облачиться нужно.
– Я тебя прикрою.
Он три раза намекнул мне, что желает, чтоб я осталась. Но по правилам охотницы после главного секса необходимо сваливать из его каюты и от него с данной яхты. Пускай задумывается, грезит и страдает. Иначе сейчас он насытится и завтра станет с иной кувыркаться. Поэтому я скоро одеваюсь.
Я спускаюсь книзу. На палубе идет дискотека. Мужчины уже все разошлись. Танцуют лишь девочки. Руслан по очереди подходил к всякой, кое-что заявлял и обнимался временами посматривая на меня в мою сторону.
( ОС Алекса – Если бы проявила энергичность как Охотница в этот момент, то он бы сам уже не подходил, а подходила бы я и утаскивала женщин в его номер. И правила действием их соблазнения уже вданныймомент.)
Я опустилась книзу и спряталась за угол яхты, чтоб побеседовать с Алексом.
Я выслала ему диктофонную запись, мне необходима была оборотная ассоциация и что делать далее.
Я чрезвычайно возбудилась, но не кончила с Русланом. И вообщем не сумела расслабиться. И толком не успела кайфануть, было все одинаково интенсивное положение, и вследствии этого не сумела расслабить его. И мне видится, он мог это ощутить. Это нехорошо.
– Не стоит у меня ни на кого, – написала я Алексу. – Такое чувство, что я при тебе трахаюсь, когда записываю мой секс на диктофон. Клиника? – Я полагалась, что Алекс подскажет мне, что с этим делать и как решить проблему. Я желала понравиться и изготовить воспоминание, но без чувств это изготовить нереально, а эмоции я почувствовать не могла.
Заметки
7 августа 2016 г., 03. 10
После секса первые трудности

Девочки глядят на меня криво. Понятно, что все на одной яхте и понимают, где и с кем я была. Пловец и Ксюша, какие мне ранее улыбались, закончили это делать, отворачивали лица. Выразить прямо родное неудовольствие они, естественно, не могли. Лицо Марины было еще кислее. Когда я опустилась, она уже стояла с Русланом в обнимку, он заявлял ей кое-что радостное, она делала вид что смеется, глаза были суровые! Если бы она могла меня этим взором зарыть – она бы сделала это.
Я подошла к Маше. Я ей улыбнулась, она улыбнулась мне в протест.
– Пошли к корме.
– Пошли.
Мы повернулись попой ко всем и начали плясать, смотря на воду.
– Ну как прошло? – спросила Маша.
– Все отлично, – сдержанно ответила я.
Маша мне показала телефон, спросила – подобен?
На телефоне в " Яндексе " было забито – Руслан Васильевич Золотов и его фото.
– Да это он, – согласилась я.
Заметки
7 августа 2016 г., 3. 20
Было множество народу, и игралась музыка. Я стояла и боковым взором глядела что делает Руслан.
Я вульгарна за угол яхты, где скрывались девочки, чтоб покурить. И истока строчить Алексу. Поведение Руслана я не понимала. И не понимала, что означает этот концерт с обнимашками всех по очереди. Чего он от меня ожидает, каких действий?
Звоню Алексу.
– Тут уже наступает, все меня терпетьнемогут. Девочки на холоде после секса моего с Русланом.
– Ты его непрерывно подкалываешь, храбрец, корону ему сняла, подушками закидала. Не зря училась в гареме, – острил Алекс.
– Что делать далее?
– Конкуренция аккуратная, и все время на позитиве будь, кайфуй и общайся со всеми и никоимобразом не реагируй на то, что он кого-либо еще лапает.
– Хорошо, поняла, – произнесла я и ощутила что сзаду меня некто подошел, это был Руслан.
– А че это ты тут прячешься?
– По телефону беседую, – ответила я. Алекс был подписан как мать. – Мама звонит.
Он приобнял меня, понюхал мои волосы и ушел.
Я понимала, что его ко мне влечет, поэтому что я улизнула с его тактичного предписания остаться и не скакала ему на шею от этого.
Я вышла плясать к Маше, а Машу в этот момент позвали на вторую яхту вверх. Ее увела Аня, а ассистентка произнесла всем собираться и загружаться на катер. Она переговорила с Русланом полминутки, произнесла всем садиться. Было практически 4 утра, я чрезвычайно желала дремать. Единственное, о чем беспокоилась – где Маша и когда она покажется.
– Не волнуйся, Маша быстро приедет в последующем такси, все станет отлично.
Маша была единственная, с кем я подружилась. Поэтому я за нее беспокоилась. Аня дерзко меня подпихнула к катеру:
– Иди-иди, приедет твоя Маша.
Я вообщем не поняла, что это было. Руслан уже исчез в каюте, а девочки все уже сидели в катере и ожидали меня, ничто не оставалось делать как присесть и послушно съехать.
Мы причаливаем и идем минут 5 по дорожке в темноте к месту, где ожидает шофер. Видим там микроавтобус с выключенными фонарями и прикрытыми дверьми. высокий начал колотить в водительское окно. Оттуда получился заспанный старый дед.
– Девушек обязано быть 6! – заявлял на британском он.
– Их 5, нам необходимо еще одно такси тут чрез час, – на ломаном британском разъясняет высокий.
– Ок, – произнес старец.
Я утихла сравнительно такого, что Маша станет дома.
Сели и поехали, мне хотелось дремать, я положила голову на Алису. Она глазела на меня на яхте, и она истока меня лапать мало. Естественно, положила мне руку на ногу и истока меня разглаживать, я опешила, но ничто не произнесла. Делала вид, что дремлю. Мне было чрезвычайно любопытно, что она станет делать далее. Потом я брала ее руку и положила больше на ширинку джинсов, она ее не убрала, но и разглаживать закончила. Сиду и размышляю – лишь бы не засмеяться.
Заметки
6 августа 2016 г., 03. 24
Как Алекс изучал меня любить лес

Мы катим чрез плотный лес, жуткие и большие деревья. Вокруг абсолютная тьма. И неимение звуков. Раньше я постоянно опасалась схожих мест. Мне казалось, что из темноты на меня глядят чьи то зловещие глаза. Но после 1-го варианта когда я гляжу на зловещие высочайшие деревья я затеваю возбуждаться.
Это было в Польше пару месяцев обратно. Мне ведали эту фишку Анетта и Ира, какие также учились у Алекса. Если это сделать с хотькаким мужчиной – это взрывчатка, но принципиально дать то положение, которое указывает Алекс, когда этому обучает. И я поведаю как он меня изучал неглядя на то, что это чрезвычайно собственное и интимное, тем не наименее это процесс обучения о котором любая из нас должна строчить доклад как бы вблизи мы это не принимали.
Заметки
10 июня 2016 г., 12. 04
Алекс приостановил машинку на опушке бора, на дорожке. В этот день у нас был день без слов. Мы не разговаривали никому ничто, лишь созерцали.
Долго шли поначалу кверху, в гору, позже куда-то вбок. Он запретил мне произносить, безмолвствовал и сам. Общался знаками. Местность стала неприкрыто дикой – большие деревья, закрывающие небо, овраги и неимение отпечатков человека. Мне все это чрезвычайно нравилось. Собиралась беда, где-то совершенно вблизи были слышны раскаты грома. Лес казалось отдавал тепло. Это специфическое пространство или человек, но мне было отлично там. Уютно и тепло.
Он меня обнимает, и я плыву, так органично в этот момент сошлась эта беда, тишь и его руки. Казалось целый мир был в тему.
Мы зарыли одежду и ключи, не хватали телефоны. Лето, дикий лес и мы, полностью нагие. Я ощущала себя долею этого места, как какбудто мой дом тут и вся моя жизнь проходила так. Полное соединение.
Я гладила деревья и вслушивалась в звуки, ела заячью капусту, как в детстве. Было немало комаров, но, как ни удивительно, меня они не кусали. Казалось, что натура элементарно приняла меня, просто и несомненно.
Он прислонил меня к бревну, наклонил и грубо вошел. Я потерялась совершенно, без счета времени, чувства исчезли все, несчитая ощущения его члена внутри меня. Не было сил даже на стоны, элементарно вылетела и заканчивала раз за разом. Смазка лилась по ногам, я возбудилась так, что с трудом разрешено было зайти. Он поставил меня на колени, позже совсем положил на землю. Подо мной была подстилка из шишек, листьев, ветвей и что-то колючего, но не ощущалось вообщем ничто. Только по отпечаткам после я уже додумывала, на чем же я лежала. Это было круче, чем самая мягкая в жизни кровать, аромат листьев на земле и бора перед дождем дурманит как наркотик. Я не ощущала температуры, ничто не слышала кругом себя, включались моментами какие-то урывки – то аромат, то звук.
Кончать совместно выходит все легче, испытываю острей.
Начался дождик, мы оделись и еще продолжительно сидели в обнимку под большущий сосной, кругом текла влага а у нас было полностью черство. Два дятла сидели прямо над нами – один выстукивал кое-что из бревна и кормил иного. Я прислонялась башкой к теплому стволу и представляла, что я и имеется это древо, я жила тут сотки лет, и мои руки – это ветки, а лапти углубленно в земле. И истина казалось, что это по моему многорукому телу вданныймомент капает ливень…
Кажется, я быстро уснула. Или совершенно дала родное рассудок этому теплому и шершавому бревну.
После сна стало прохладно, ко мне возвратилось чувство температуры. Мы возвратились в гостиница все так же неговорянислова. Я глядела на остальных людей и не понимала их богатство звуков изо рта и какую-то непонятную суетливость. Хотелось тишины, сберечь как разрешено подольше внутри это положение очарованности и единства с миром.
Он подарил мне сейчас цельный лес. Сегодня я впервыйраз поняла значение фразы о том, что счастье – это завершение внутреннего разговора.
Кажется я мало задремала у Алисы на плече. Просыпаюсь от толчка приостановки кара. Мы подъехали к отелю. Столкнулись в дверях и был таковой момент неудобный, не могли взятьвтолк кто кого упускает, я ее или она меня. Я ее пропустила, я же Охотница, а означает мужчина)