Разносчик суши

Мы приехали на фотосессию с Алексом. Четыре женщины уже были готовы фотографироваться, необходимо было изготовить фотки для " Инстаграма ", где мы все в гареме и счастливы. Фотограф Витя был юноша из темы, который читал книжки Алекса уже 6 лет, и обожал снимать прекрасных женщин так, что из собственной однокомнатной квартирки сотворил реальную студию со эффектами, в которой он проводил фотосессии и жил. Был он скудным и радостным парнем с ценный фототехникой, которую брал на свои крайние средства.
Я приехала, в студии-квартире Жени были 4 женщины, Алекс с пиарщиком Кириллом и сам владелец. Нам раскрывает Аня – новенькая девочка, которая желает угодить в гарем к Алексу, благодарячему все время вертится в тусовке. Она еще чрезвычайно юная и неопытная в теме.
– Привет, Алекс занят, кое-что обсуждают с Кириллом, а мы покуда переодеваемся.
Алекс сидел около большой плазмы совместно с парнями, Витя демонстрировал ему фото и видео разных розыгрышей, какие снимал. Алекс повернулся мало, когда хлопнула дверь, увидев нас, произнес:
– Привет, мы вданныймомент заняты, закажите суши чтоб на всю команду хватило, вданныймомент, а то мы станем фотографироваться голодными, и на фото будут злобные лица, – пошутил Алекс и продолжил родное дело, не отвлекаясь на нас.
– Хорошо, – произнесла я и нашла в вебе телефон суши. Заказала. В это время мне пришла смс от Максима.
– Тебя избрали, пришли скан паспорта.
Класс. Меня избрали, осталось подделать скан паспорта. Когда Алекс освободил фотографа, я подошла к нему.
– Витя, можешь в фотошопе 2 числа в скане паспорта поменять?
Два движения Жениной руки и мне стало 19 лет) Высылаю им паспорт.
Мне было любопытно? что станет, куда и к кому мы летим. Я спросила по смс у Лены:
– А куда мы летим.
– Летим в Гренландию на рыбалку. С собой теплые вещи, куртку, горные башмаки, платьице и каблуки не хватать. Косметикой не воспользоваться. Вас станет шестеро. Трое из Москвы, с остальными повстречаетесь в Рейкьявик.
– А что за тусовка и что от меня необходимо?
– Я же написала, летишь на рыбалку, все увидишь. Правила обыкновенные – новости себя вежливо и пристойно, к мужчинам не подходить, покуда не позовут. Пока к тебе не обратятся, ни с кем не говорить.
Страшно. Но по правилам – постоянно скажи Да! И нужно идти к ужасу, благодарячему по фигу! Буду прокачиваться по ужасам. Что мне имеютвсешансы изготовить в Гренландии? В Европе? Ничего! Макс собственный человек, известный, все станет отлично, успокаивала я себя.
Мы переоделись в темное нижнее платье, были 6 прекрасных женщин. Вдруг позвонил курьер, доставщик суши. У ребят появилась фря мысль разыграть его.
– Давайте вданныймомент, когда доставщик суши зайдет, вы наброситесь на него и начнете его раздевать нагие. И мы его реакцию снимем на камеру.
Витя установил камеру в углу комнаты. Кирилл глядел на все это круглыми очами, поэтому что он не разумел, что и длячего мы делаем. А мы привыкли все делать в моменте, внезапно и кайфовать от этого. И разыграть разносчика суши – это было забавно!
Алекс Витя и Кирилл спрятались за шторой. Разносчик суши звонит в квартиру. Вдруг Витя выбегает вследствии шторы.
– Звука нет, в петличке батарейки сели! – Он большой несется к петличке, скоро меняет батарейки и скрывается назад, мы умираем от хохота, чрезвычайно забавно!
– Айс, ложись на постель, будешь притворяться мертвой, – крикнула скоро я! Айс истока тупить, коробейник суши уже звонил не в дверь, а на мой телефон. Айс в ситуации экстремальной ведет себя как дурочка, благодарячему я произнесла ей – делай то, что я скажу – скоро раздела ее и уложила в постель. Над этим все хихикали, и Айс в том числе. Немного стеснительная Айс лежала нагая и изображала мертвую телку.
Мы пробуем не помереть со смеху, я раскрываю дверь.
Перед разносчиком суши стала таковая головка. Пять прекрасных полуголых женщин в нижнем платье и одна Айс нагая на постели с прекрасной грудью лежит и рисует мертвую телку.
– Вот ваш заказ, – промямлил он, попятившись от двери.
– Заходите, мне необходимо отыскать средства, проходите-проходите, не стесняйтесь.
Он безмолвствовал и топтался на месте.
– Да проходите же.
– Нет-нет, я постою тут. – Он фактически вжался в дверь, которую я прикрыла за ним на ключ.
В таковых ситуациях основное не смеяться, а хохот удерживать чрезвычайно тяжко. Мы издавна с девочками обговаривали, что желаем, чтоб нас привели в полицию за попытку изнасилования мужчины, за это нас еще не приводили. У нас была забава таковая во время тренинга, кто круче попадет в деление милиции. И мы решили, что кто попадет за попытку изнасилования мужчины, выиграет суперприз – пачку гандонов " Дюрекс ", какие сняли с изготовления.
Высокий мужчина лет 40 неправильный стоит испуганный в дверях, и держится за ручку, и повторяет как попугай – расплатитесь, и я схожу!
– Возьмите средства, вот на подушке около той нагой мертвой женщины, – произношу я.
Айс смеется, и он соображает, что над ним прикалываются.
– Расплатитесь, и я схожу, – продолжает он.
– Пока ты нас всех не трахнешь, мы тебя не отпустим, – решила дожать его я. – Дверь закрыта, на двери ночь, тебя никто не отыщет, – произношу я, и хохот пробивается практически через слезы уже. Он затевает выдумывать извинения – " я мусульманин, мне невозможно ".
– Да, да, да, естественно, не волнуйся, мы никому не скажем!
– Я вданныймомент буду звонить товарищам!
– Звони в полицию сходу и попроси наряд посимпатичнее!
И тут его осенило наконец-то, что вышло!
– Я сообразил, вам не необходимы были никакие суши! Вы умышленно меня вызвали!
– Какой догадливый, – произнесла я и унесла суши подальше из коридора в комнату – мы же все-же желали имеется!
– Мужик, включи мозги, когда ты в крайний раз видел такую даму, как я, у тебя такового шанса более в жизни не станет.
Он начал ломиться в дверь и кричать – я мусульманин, я женат, девочки, расплатитесь, и я схожу! Он начал болеть, скулить, ломиться, орать – пустите меня, пустите. Здоровый мужчина, мы погибали со смеху, и я услышала всхлипывания за шторой, там парням было чрезвычайно тяжко не кричать. И я решила уже выпустить его – скучно уже. И имеется охото. Я открыла дверь, и он вылетел и удрал по лестнице. Давно я не видела, чтоб так скоро носились)
Парни вывалились вследствии шторы и в целый глас начали кричать. Витя поймал фото и включил видео на плазме, мы пересмотрели, как забавно это смотрелось, позже мы пофотографировались.
Мне написала Лена:
– Вылет в 4 утра, в 2. 30 тебя заберет шофер и отвезет в аэродром.
Алекс намеревался уезжать, с ним собирались ездить новейшие девочки, какие желали к нему в гарем.
Он подозвал меня и произнес – необходимо побеседовать с тобой, они еще не готовы, ко мне едешь ты вданныймомент. А их посылай с Кириллом, он мой новейший известный, предприниматель и спец по подбору профессионалов для СМИ, он нам нужен. Пускай девочки снесут ему крышу. И покажут, что они могут. Он занимается личным сыском и связан с детективами, но я не размышляю, что встречался с Охотницами и навыками.
– Хорошо, я их отправлю, – произнесла я. Я собрала девочек.
– Сейчас все катим по домам. Но с Кириллом совместно, и по дороге ваша задачка крышу ему снести.
– Как, мы же собирались к Алексу?
– Он устал, и вы покуда еще не готовы, – произнесла я. – По заданию вопросы имеется?
– Нет!
Заметки
5 августа 2016 г., 2. 30
Встреча с Алексом

Минут 20 езды, и мы около отеля.
Алекс – странная личность. Живет в гостиницах, занимается сразу миллионом различных вещей, нигде не задерживается. За день может поменять некотороеколичество городов или государств. Никто не знает его текущее положение. Иногда мне видится, что он его и сам не знает. Жизнь в манере " тут и вданныймомент " на нем отзеркаливается в совершенной мерке. Все в моменте и на пике. Без раздумий и топтания на месте. Человек-действие.
Он значит из машинки и ожидает, покуда я припаркуюсь. Я побаиваюсь его. Зеленые глаза очень яркие, цепкий взор. Как какбудто сканирует меня или читает идеи. Сейчас он глядит на меня с ухмылкой, поощрительно. Но я всем собственным созданием испытываю, как он для меня опасен.
– Если не тайна, отчего я тут и одна?
– Ты же улетаешь вданныймомент на недельку, непонятно, увидимся ли когда-либо. За недельку я могу очутиться где угодно.
– Откуда ты знаешь, что я улетаю?
Как он узнал? Я таккак хозяйка выяснила, что меня утвердили, лишь пару часов обратно!
– Малышка, ты что забыла, я же постоянно все знаю.
Алекс гладит меня по голове, и я куда-то проваливаюсь. Ну вот как разрешено говорить с человеком, от 1-го прикосновения которого я мгновенно утрачиваю нить беседы?
– Пойдем.
Он подталкивает меня к двери отеля.
Пока мы поднимаемся в лифте, он глядит мне в глаза и безмолвствует. Я таращусь на него в протест и не могу отколоться. Мне страшновато и неудобно.
Шикарный номер на верхнем этаже, большая постель и зеркало на всю стену. В номере целый беспорядок – разбросанные вещи, какие, вероятно, падали на пол прямо там, где он их снимал, на столе кружки, компьютер и шоколадки. Даже ежедневный труд уборщицы гостиница не может отрегулировать водоворот энергии кругом него.
Алекс снимает куртку и кидает ее на кресло. Там же, около входа, на пол летит рюкзак. Он даже не направляет интерес на эти мелочи.
Он ложится на постель прямо в одежде и показывает мне на место вблизи. Выключается свет, и мы лежим лицом к лицу вблизи друг с ином. Я накрываю глаза. У меня имеется расположение чувствовать на себе посторонний взор, даже с прикрытыми очами, я испытываю, что он все еще глядит на меня. Я раскрываю глаза – вправду, интуиция меня не подвело. Мы элементарно лежим и глядим друг на друга в темноте. Страшно. Я его опасаюсь.
Он медлительно и аккуратненько берет меня за руку, я испытываю его кожу под подушечками пальцев, сжимаю его ладонь в протест. Его прикосновения пробирают меня до костей. Он подносит свою руку к моим устам и огромным пальцем обводит их по контуру. Я испытываю, как кровь приливает к лицу. Касаясь его лица, я отвечаю ему тем же. Как магнитом меня саму уже влечет к нему. Сжав пальцами его подбородок, я впиваюсь губами в его губки.
Меня выгибает дугой от побуждения, я элементарно сдираю с него одежду и хозяйка не разумею, как я оказываюсь нагой в момент и под ним. Мне уже не охото ласки.
– Кончай, сучка, – шепчет мне в ухо Алекс.
Я утыкаюсь носом ему в шею и пробую уяснить его аромат, сберечь его в голове на грядущее, впрок.
Звонит телефон, и я вздрагиваю.
– Анастасия, хорошей ночи! Это шофер. Подскажите адрес, куда мне подъехать.
Я диктую адрес гостиницы.
– Спасибо, выходите чрез 20 минут.
Я совершенно забыла о том, что мне необходимо куда-то ездить!
– Алекс, я совершенно не хочу уезжать! Вообще!
Не отпускай меня, скажи мне, чтоб я осталась, и я останусь с тобой!
– Тебе это лишь видится. Ты окажешься в аэропорту, и тебе сходу захочется приключений и куда-то ехать!
– Наверное.
Я иду в душ, привожу себя в распорядок. Опять прикрывает это странное волнение и неизвестность поездки.
Позвонил шофер, а я все еще шмыгаю в спешке по номеру, собирая разбросанные вещи. Алекс идет ко мне, опять целует меня.
– Удачи тебе, Охотница.
– Спасибо, – отвечаю я бесшумно, и пол опять уходит у меня из-под ног.
Двигаюсь к нему
Заметки
5 августа 2016 г., 12. 32
Перелет и знакомство с девочками

Я приехала в аэродром, это полезно подняло расположение, Алекс был прав. Неизвестно что спереди, похождения, я это чрезвычайно обожаю! В самолете я истока находить очами девочек, кто может ездить на ту же тусовку. Я увидела даму блондинку. Она сидела в главном ряду, она встретилась со мной очами и отвела взор. У нее было серьезное лицо. И чрезвычайно прекрасные волосы до пояса, и следовательно, что они были некрашеные.
Я встала в туалет. Иду мимо нее. Тихо шумит движок самолета. В салоне полупусто. Ночь. Мы сталкиваемся взором и расходимся любая по собственным местам.
Посадка. Копенгаген. Мало времени на пересадку. Интересно было поглядеть, куда она сходит, но я опасаюсь опоздать, выбегаю и бегу на трансфер.
И забегаю впопыхах в иной аэроплан последующий в Рейкьявик. Выключаюсь, дремлю. В Рейкьявик мы обязаны были столкнуться с остальными, но я все проспала и побежала на пересадку в Нуук, забегаю в аэроплан. Сажусь. У меня пространство около прохода.
Знакомая мне блонди сидит против чрез проход. Мы снова сталкиваемся взором. Она опускает глаза. Все ясно. Она туда же.
Возле окна с моей стороны сидит девочка-мулатка. Кучерявые волосы, чуток раскосые глаза. Тоже исподтишка поглядывает на меня. Делая вид, что сидит в телефоне. Поворачиваю голову. Вижу еще одну даму впереди. Тоже худая, длинные волосы, и интересно оглядывается по граням.
Перелет до Нуук продолжается возле часа. Самолет полупустой. Посадка. Мы встаем все забирать вещи. Две мои соседки с различных сторон видятся очами.
Та, которая сидела около меня, спросила у той, которая сидела с иной стороны самолета:
– Как считаешь, кто еще?
– Я первая, ты 2-ая. – Я гляжу на нее ей в глаза улыбаюсь.
– Третья, – произношу я.
Она мне усмехается в протест, откуда-то впереди слышим глас:
– Четыре, – это отозвалась Маша, с которой я позже сдружилась.
Две другие покуда молчали, не признались, желая слышали этот беседа.
Из самолета мы уже вышли вчетвером. Аэропорт совершенно небольшой, без паспортного контроля. Мы проходим к такси и затеваем ожидать еще 2-ух женщин. Людей в аэропорту недостаточно, аэродром как 4 комнаты приблизительно.
Тут мы узрели водителя, который значит из темного мини-вэна.
Он поглядел на нас, очевидно спросив нас.
– Это все? – спросил он нас.
– Нет, ожидаем еще двоих, – ответили мы.
Я решила приступить знакомство, так как мне необходимо было сходу завладеть лидерство. По правилам темы самым обычным методом завладеть лидерство – это вводить всех со всеми в группе, я этим и пользовалась.
– Давайте представляться, меня зовут Настя. Я из Москвы. Кто откуда?
– Маша, Амстердам, – произнесла женщина в салатовом спортивном костюме, с рыжими кучерявыми вьющимися волосами. Я вспомнила, как она сидела против меня в Рейкьявике, и не подавала виду, что катит туда же, куда и я. По ней не было ясно, что она модель, она смотрится совсем элементарно, и ее выдавал лишь высочайший рост.
– Что, основательно Амстердам?
Она смеется в протест мне и произносит:
– Да, так вышло. Часть моих родственников проживает там. Вообще я родилась в Киеве.
– Ксюша, из Москвы, – произнесла блондинка со серьезным лицом, которую я увидела первую еще в Москве.
– Алиса, из Украины, – произнесла мулатка, которая в самолете сидела справа от меня.
Было действительно прохладно на улице. Я пожалела, что не брала пуховик.
– У меня вообщем нет никаких с собой теплых вещей, я у брата отвоевала свитер, – произнесла Маша.
– Будем полагаться, что там кое-что выдадут там, – произнесла Алиса. Она замерзла или у нее все время таковой несчастный вид? Ее охото жалеть. Хотя снаружи она приятная.
– Я укомплектована, даже горные башмаки с собой брала, – величественно тряхнула собственным дорожным рюкзаком Ксюша.
– Ты чрезвычайно основательно настроена, готовилась как к экзамену, – подколола ее Маша. На пересадке в Рейкьявик, когда я спала, они успели подружиться и сидели там 5 часов.
Мы простояли минут 15, женщины все не уходили.
Я снова решила тут также выразить лидерство и произнесла девочкам:
– Ждите тут, схожу приведу 2-ух заблудившихся, можетбыть, они получают груз, – произнесла я в приказном тоне мягко, но это уже были обыкновенные команды из темы доминирования, которую я отлично отработала на мастерском тренинге, и они тут же проявили мне все симптомы повиновения мне, что меня порадовало. Как же круто, что я столько тренировалась до этого, сейчас у меня все круто выходило и практически на автомате.
Я ушла в сооружение аэропорта. Почти сходу наткнулась на длинноволосую даму, которая сидела в самолете впереди. Она везла за собой чемоданы и озиралась по граням.
– На рыбалку?
– Да
– Ты одна?
– Еще сзаду девочка приобретает груз.
– Настя.
– Марина, – произнесла она чрезвычайно сдержанно, отвечала свысока и, следовательно что с высочайшим самомнением о себе.
– Тогда жди девочку и выходи, мы от выхода справа стоим, ожидаем вас!
– Справа? – переспросила она.
– Да.
– Ок, – ответила сдержанно она. Она не желала со мной знаться, и это было следовательно сходу! Очень зря!
Через минут 5 вышли двое моделей с чемоданами из строения, одна из них Марина, а 2-ая радостная девочка, блондинка, большая, улыбчивая. Было следовательно, что она не модель, а спортсменка.
– Привет, девчонки, давайте представляться, всех не запомню, буду помнить по ходу, меня зовут Катя.
Мы представились ей. Лена сказала нам, что мы станем существовать в комнате по двое. И я истока находить себе напарницу. Ксюша была с Алисой, и ясно было, что они уже будут существовать совместно. Мне более всех нравилась Маша из Амстердама, она казалась искренней и развеселой. Не курила. Остальные все курили. Мы вчетвером сели в автобус, а две крайние женщины еще принципиально курили около входа, желая их все ожидали. Мы все были усталые, все желали в душ, за день 3 пересадки. Все с негодованием глядели на 2-ух девочек. А им было наплевать, они даже не пробовали поспешить! Это правило нервировать.
– Могли бы и около отеля покурить, – произнесла Маша мне.
– Забей, – произношу я.
Вместо такого чтоб послушно затащить чемоданы внутрь, как сделали девочки, Марина элементарно хлопает водителя по плечу и показывает пальцем на чемоданы. После что, не оглядываясь, проходит в задние ряды микроавтобуса. Дед встряхивает башкой и, кряхтя, плетется помещать ее чемоданы.
Наконец-то они докурили. Мы тронулись в гостиница.
Минут 10, мы были на месте. Остров небольшой совершенно. По взорам девочек я понимала, что никто не желает существовать с Мариной. Поэтому Ксюша и Алиса вышли из машинки наиболее первые. Потом мы с Машей, а две пафосные курильщицы забирали сзаду чемоданы. А я брала за руку Машу.
– Я так разумею, живем совместно?
– Да, супер!
– Класс, отправь поглядим скорее, может, имеется шанс избрать комнату.
На ключах были уже написаны фамилии, кто с кем проживает. Облом. Мне отдали ключ от гостиница на другом этаже, а Маше на главном.
– Давай поменяемся, вычеркнем фамилию в одном из номеров на ключе и пропишемся совместно!
Нарушай критерии – первое правило тренинга)
– Да супер.
У нас было два гостиница. Мы побежали быстрее, чтоб избрать, какой-никакой из них лучше. Посмотрели первый и по дороге ко другому в коридоре главного этажа встречаем Марину.
– Кто проживает в 117-м?
– Я.
– Я, вероятно, существую с тобой, дай мне ключ.
Я прочла фамилию на ключе, именовала ей.
– Да, это я.
Я даю ей 2 ключа.
– Мы решили измениться, к тебе заедет девочка, которая еще не доехала!
– Ок, – она конфискует ключи и идет вперед. А мы идем к лифту и смеемся.
– Не дай бог с ней существовать с таковым пожизненно недовольным лицом, – произнесла я.
– Согласно, но основное, чтоб наш номер был лучше, поэтому что мы же не видели его. Если мы дали ей наилучший номер, станет грустно! Молись, чтобы мы не прогадали, – смеялась она!
Мы поднимаемся на 2-й этаж. И наш номер оказался более! Есть верность на свете)
Анализ.
Использованы техники захвата лидерства. Хочешь начинать фаворитом – начинай вводить всех со всеми, бери на себя ответственность в модерировании конфликтов и решении заморочек группы. Оценочный фрейм. Позитивное мышление.
Заметки
5 августа 2016 г., 17. 02
Поездка на лодку

Нам прибывает смс от менеджера, которая в Ватсапе сотворила группу " Гренландия " и добавила туда всех девочек.
– Вас вданныймомент приехало шестеро, седьмая приедет чуток позднее. Отдыхайте, располагайтесь. Сейчас одна из вас поедет на лодку. Секунду, я скажу, кто это станет. Остальные покуда имеютвсешансы почивать.
Через минут 5 она прислала мое имя.
– Настя, скоро собирайся, у тебя 40 минут! За тобой приедет машинка.
Проходит еще 5 минут.
– С тобой поедет еще одна девочка.
В это время Маша, не противясь, бежит по номеру:
– Почему тебя берут одну? Мы же тут все совместно? Каких они желают после этого дружественных отношений? Зачем нас делят и что я в отеле буду делать без тебя?
В это время менеджер строчит в группу:
– Настя катит не одна, с ней поедет некто еще! Сейчас я уточню кто!
Менеджеру в личку я пишу:
– Можно Машу?
Смс. " Через 40 минут едут Настя и Маша, будьте готовы ".
Машка скачет от веселья.
Выглядит так, как какбудто меня вытаскивают туда одну и берут девочку, чтоб я там одна не сидела. Лезет в голову абсурд. Я занервничала. Глушь. Гренландия. Мало ли что. По факту никто не встречает, еды нет, никаких руководств.
Пишу Алексу, чтоб хоть когда-то утихнуть.
– Алекс, скажи, по какому принципу соблазняется группа мужиков?
– А что такое? Там у вас гангбэнг?
– Из всей группы избрали лишь меня и посылают на лодку. Мне ужасно. Нас тут 6 девочек, еду лишь я.
– А их немало?
– Не знаю. Сколько парней может быть на рыбалке? Очень все удивительно.
– 1 на массу, эх, это же твоя греза.
– Мне уже выбегать нужно, задумывалась, что кое-что скажешь по стратегии…
– Насть, ежели тебе нужно, так и скажи, позвони, и я выделю 2 минутки и поговорю.
Звоню.
– Привет. Скажи просьба, как делать, чтоб совратить их всех и со всеми завязать позже дела? Мне необходимы все мужчины там, это тусовка какого-то обеспеченного человека. Они все обязаны быть потрясающими.
– Ясно. Твоя задачка. Во-первых, ты все время, когда не знаешь, что заявить или как себя повести, впяливаешься в телефон, как страус. А ты не страус, ты же рыбка! Когда будешь там, сходу начинай палить очами, гляди всем в глаза, когда человек возникает, задавай вопросы, интересуйся всем, слушай с энтузиазмом, искренне, что произносит человек, кайфуй и смейся, будь на кайфе, ищи от что кайфовать и отдыхай, у тебя же выходные деточка! А это ловля. Ты на задании, не забывай! Должна как Охотница совратить и влюбить самого крутого там! Понятно?
– Да, Хозяин.
– Молодец!
У Алекса все в гареме – какие-то животные, то имеется именует он всех именами животных, а он – Хозяин. Причем нет циклических животных. Меня он прозвал рыбкой. Потому что в самом начале нашего знакомства я безмолвствовала как рыбка и опасалась с ним говорить. Он выдвинул концепцию о том, что, ежели человека называешь животным, он сходу делается расслабленее и легче, и кстати, во почтивсех вариантах так это проистекает. Девушки стают детьми. И любая из нас истина схожа на то животное, которым он именует.

Я утихла мало, основное, что я уверена и разумею, что делать. Но все одинаково было страшновато ездить к каким-то неизвестным людям, когда все так загадочно и никто ничто не докладывает! Но совместно с Машей мне было не так ужасно.
Мы сели в такси, которое за нами прислали. Ехали возле получаса. Объехав роскошное прекрасное озеро, тропа шла чрез горы.
Маша снимала снэпчат в " Инстаграм ". И любой раз когда она начинала снимать, около пути являлись деревья, какие начисто закрывали ликбез. 30 секунд кончается, и снова все отлично. Она снова ориентирует рукою, и снова отправь деревья.
Я ей произнесла:
– Пересядь вперед к водителю, вданныймомент поглядим, как ты закосячишь этот вид.
Маша села вперед, и мы тут же въехали в тунель))) Потом начались какие-то тракторы. Стройки, а у меня слева вид супер, исчезли деревья! Я смеюсь. Она истока ругаться.
– Что это такое?
– Только не возвращайся ко мне, а то у меня тут этот вид исчезнет. Он опасается твоего снэпа)
В результате так хихикали и доехали до озера. Это не озеро, а залив. Водитель нас элементарно высаживает, накрывает дверь и уезжает. Мы стоим на причале, кругом ничто, вырастает травка до пояса, узкий причал полуметра, за нами лес, и водителя отпечаток уже простудился.
На улице неописуемо прохладно. Мы с Машей переглянулись.
– Ну что станем делать? Если бы нас желали уничтожить, то в России это было бы легче и подешевле!
– Будем ожидать, а покуда не замерзнем, станем делать селфи!
Мы начали фотографироваться! Прошло минут 15. Посреди озера стояла некая яхта. Которая издали смотрелась как некая посудина. От нее отделился небольшой катер и поехал в сторону нас.
– На сберегаю 2 чокнутые телки в мистический холод бегают и фоткаются!
Причаливает катер.
– Ну все-же нас не забыли, – произносит мне Маша.
Вы спускаемся по причалу к катеру. Там двое парней. Вотан высокий, низкого роста с огромным животом, но чрезвычайно прочный, смотрится как сторож, одет во все темное, маленькая стрижка, осанка военного. Второй блондин с голубыми очами, чуток младше. Он не представился и всю путь безмолвствовал и рулил катером.