Sex 21
Предисловие
В Вену я приехал на бал. Работа таковая. Даже смокинг себе прикупил. А заранее банкета брел, кутаясь в пальто, по улице. Вижу – идет женщина моей мечты( ежели осуждать по наружным этим), на меня, несомненно, не глядит, витрины рассматривает: чрезвычайно я ей нужен – путешественник в пальто.
Мы уже разминулись, и внезапно я разумею, что вобщем-то мы с данной женщиной знакомы. Даже чрезвычайно отлично знакомы( так, попрошу без пошлостей, вам еще предстоит поставить высочайший нрав наших отношений). Просто чрезвычайно издавна не видались. А вы таккак, наверняка, понимаете, что ежели продолжительно с кем-то не казаться в Москве, то наилучший метод повстречаться – съехать куда-нибудь за рубеж. Вот как раз на эту тему мы и пошутили главным занятием, когда я даму окликнул.
Сели в каком-то равномерно фольклорном ресторане, заказали Россбахер и принялись говорить. А там было что припомнить и поведать друг другу, таккак не видались мы и воистину издавна, а деяния эта начиналась в одна тысяча девятьсот восемьдесят…
В общем, в конце прошедшего века.
Я в ту пору работал обозревателем " Комсомольской истины ". И была у меня греза: чрезвычайно мне хотелось издать в газете заметку, в заголовке которой было бы словечко " промискуитет ". И добился-таки я собственного: вышла моя заметка с заголовком " Лето – пора промискуитета ". Такчто программу я, разрешено заявить, перевыполнил: еще и в рифму вышло. Заметка имела гулкий успех, я чуток было не прославился.
И вот конкретно в это наиболее время прибывает к нам в редакцию девочка. Позвольте сэкономить на эпитетах, да и не силен я по доли описания дамской красоты. Скажем так: это была чрезвычайно прекрасная девочка. В мерку робкая, но это не помешало ей слету спросить меня: " Так это вы про промискуитет написали? Научите меня чему-нибудь, я к вам на стажировку пришла ".
Мне это все показалось симпатичной шуткой, но отвергать девочкам – неверно, благодарячему стажировка началась. Я коллегам все разъяснил элементарно: хочу, мол, воскресить традиции наставничества и т. д. И даже когда с матерью девочки единожды столкнулся, так ей и представился: " Я учитель вашей дочери "( маме, судя по всему, полегчало, когда она поняла, что я не ухажер). Учить мне девочку было радикально нечему, она оказалась бойкой и смышленой, но знаться с ней нравилось. Я отлично разумел, что ни в какую журналистику она не сходит. А вот поди ж ты – ошибся.
Девочка закончила журфак МГУ. Потом уехала во Францию. Там училась в Сорбонне, снималась в сериалах, была моделью( я же произношу, это прекрасная девочка). Потом возвратилась в Россию, работала на телевидении, вульгарна обучаться на высшие режиссерские курсы, писала сценарии. Это все я узнал от нее немало лет спустя, когда мы сидели в венском ресторанчике и забавно напивались, предаваясь воспоминаниям.
Мы договорились столкнуться в Москве. Вотан раз даже встретились, позже снова интервал в некотороеколичество лет. Я читал ее интервью про влюбленность и секс в журнале fhm. Разворот " Все без ума от Леры ", длинная была рубрика, возле 4 лет уходила. Я-то от данных текстов буквально был без ума, мне импонировали новейшие для меня свойства в юном создателе: здравый цинизм, эмоция юмора и проф азарт. Но тут, сами осознаете, примешивались собственные мотивы: чуток было на полном серьезе не почувствовал себя наставником молодого таланты, еще и дивился, откуда настолько обеспеченный эксперимент в некоем возрасте( она мне в ту пору всееще девочкой казалась, неглядя на ее замужество и развод).
Прошли годы. Звонит: " У меня книга значит. Напишешь вступление? " Я: " Как книга именуется? " Она: " sex 21 ". Ну, понятное дело, при некоем наставнике.
Я, сознаться, не обожаю, когда дамы на такие темы пишут. Это традиционно салонные дуры с цирковым макияжем, норовящие на светских приемах сфотографироваться на пресс волле и угодить в престижный блог, какие пишут приблизительно так: " он вошел в меня лаского, и в также( также – неразделимо) время страстно, рыча, какбудто дикий не обузданный( не обузданный – отдельно) зверек ". А нравственность, заключенная в каждом их сюжете, печальна, как комитет сексолога: " желаешь быть счастливой – полюби себя ".
В этом значении книжка " sex 21 " совсем аморальна. Никаких нравоучений, элементарно констатация, детальная и точная, как в фотоснимке. Есть, истина, некие симптомы мелодраматического дидактизма в рассказе " Опоздание ", но симптомы легкие, не раздражающие. Если вы дама – для контраста сходу же прочитайте " Интервью № 1 ", там все еще радостнее. А ежели мужчина – то " Муху ", там все еще жестче и форма повествования уникальная. Если всплакнуть – то " Дневник 10 дней ", а ежели посмеяться – то " Девушка из коробочки ".
А вообщем про парней наиболее увлекательное и четкое – в рассказе " Любовь 21 ". Это летописи об одиночестве, расставании, предательстве, зависимости, мечте, желании, счастье, привязанности и влечения. И основное – кончается постоянно жизнеутверждающе: избавлением, прогрессом, духовным ростом, короче – благо одолевает зло. Важно, что герои, пройдя чрез трудности, недуги и ЛОЖЬ, в результате получают свободу и прозрение. Нет рассказов с нехорошим концом, и это вдохновляет.
Десять различных, совершенно не схожих историй – от детектива и маркиздесадовской куртуазности до романтической комедии с зощеновским прищуром, любая – это жизнь, нрав, ситуация и основное – чувство. Кстати, и секса в книжке довольно. Во различных вариантах, и даже промискуитет сталкивается. Я, сами осознаете, в слезах умиления.
Судя по всему, сейчас нам с Лерой опять предстоит расставание на длинные годы. Но это ничто. ныне у меня имеется ее книжка. А у нее – мое вступление к ее книжке.
Леонид Захаров

Кома
Согласно моему другу, медику Мишелю Пинсону, в настоящее время признано наличие 3-х видов комы:
Кома 1: псевдокома. Сознание отсутствует, но клиент реагирует на наружные раздражители. Может длиться от 30 секунд до 3-х часов.
Кома 2: клиент наиболее не реагирует на наружные раздражители, кпримеру, щипки или уколы. Может длиться до одной недели.
Кома 3: глубочайшая кома. Прекращение всех видов деятельности. Начало разрушения головного мозга.