Дэвид Шарфф – редкая фигура в психоаналитическом движении; получив обычное психоаналитическое образование и практикуя психоанализ зрелых, деток и подростков на протяжении всей собственной проф жизни, он втомжедухе поочередно занимался развитием новейших областей прибавления психоаналитической теории к медицинской практике – терапии пар, домашней терапии и сексуальной терапии. Разнообразие клинического эксперимента создателя и основательность, с которой он идет к разработке личного способа исцеления нарушений в амурных отношениях пары, вызывает глубокое почтение.
Присущий создателю дух первопроходца и новатора позволил ему дерзко хвататься за усвоение новейших областей клинического изучения, упражнять уникальные идеи и способы психоаналитического исцеления. Дэвида Шарффа по праву разрешено полагать одним из основоположников брачной и домашней терапии объектных отношений [1], а втомжедухе психоаналитически направленной сексуальной терапии.
Данная книжка является значимым вкладом в исследование обоюдного воздействия развития индивида и семьи, а втомжедухе роли сексапильности в человеческих отношениях. Подход Шарффа характеризует воззвание к самым различным теориям, является попыткой интеграции таковых различных областей познания, как психоанализ, изучения детского развития, сексапильности, супружеского и домашнего взаимодействия, концепция привязанности, концепция систем и групп.
Основой клинического изучения Шарффа стала английская школа объектных отношений, занимающаяся интернализацией эксперимента взаимодействия субъекта со важными фигурами семьи, или " объектами " его любви. Применение теории объектных отношений к домашней психологии позволило создателю разглядеть дела меж членами семьи как контекст образования связной самости, половой идентичности и надежной привязанности – базы удовлетворяющих отношений в любви, браке и семье. Вслед за Генри Диксом и Робином Скиннером, какие первыми применили концепцию объектных отношений к супружескому и семейному взаимодействию, создатель употреблял ее для исследования сексуального взаимодействия. Идеи Рональда Фэйрберна, Мелани Кляйн, Дональда Винникотта и остальных аналитиков были плодовито применены для осмысливания вклада внутренних объектных отношений пары в патологию сексуального функционирования. Поведенческую методику сексуальной терапии создатель обогатил осознанием бессознательной коммуникации и психоаналитической техникой исцеления беседой.
В собственной книжке Шарфф тщательно разглядывает истоки сексуальных отношений в детстве, детстве и подростковом возрасте, воздействие развития малыша на сексуальность родителей, воздействие отношений с родителями и брачных отношений родителей на психосексуальное формирование и следующую амурную жизнь индивида, первый эксперимент интимных отношений и сотворения пары и смысл секса в браке. При этом он не обходит таковых трудных тем, как инцест, подростковая беременность, создание половой идентичности, гомосексуальные браки, внебрачные связи, кризис среднего возраста, развод, 2-ой брак, переживание утраты жена, сексапильная жизнь в пожилом возрасте.
Эта книжка может стать состоятельным источником для осмысления человечной природы, обогащения и углубления проф видения, начинать начальный точкой для развития новейших областей медицинской практики.
К. В. Ягнюк
www. Yagniuk. Ru
Предисловие и признательности
Недавно случившийся переворот в представлениях о сексапильности и лечении нарушений в данной области привел к тому, что некие ученые иногда сводят сексуальное взаимодействие только к его поведенческому и механистическому нюансам. Но по мерке развития сексуальной терапии стал очевиден ряд проблем, сопряженных с таковым подходом, и появилась надобность предстоящего исследования роли сексапильности в человеческих отношениях.
В исследовании сексуальных отношений может быть задействована психоаналитическая концепция объектных отношений, уже доказавшая свою пригодность для исследования и исцеления брачных пар. В свою очередность, познание физиологической стороны сексуального взаимодействия, пропущенное чрез призму сексуальной терапии, может содействовать лучшему пониманию глубинных объектных отношений. Эта книжка представляет собой попытку сразу добиться обе вышеназванные цели. В ней я жаждал соединить познания и эксперимент из таковых областей, как сексапильная терапия, психоанализ( в индивидуальности концепция объектных отношений), изучения брака и домашняя терапия.
Во время работы над книжкой на меня оказывали воздействие почтивсе мои уважаемые учителя и коллеги из Бостона, а в крайнее время – из Вашингтона и Лондона. Здесь я бы желал зачислить тех, чье воздействие на процесс сотворения книжки было более заметным. За год, проведенный мной в Тэвистокском центре( 1972–1973), почтивсе его сотрудники помогли мне познакомиться с английским вариантом теории объектных отношений. Артур Хьятт Уильямс, сейчас мертвый Дагмор Хантер и Иска Уиттенберг из Подросткового отделения открыли для меня работы Мелани Кляйн. Роберт Гослинг и Пьер Турке обучили меня использовать концепцию объектных отношений к групповым действиям, а Фрид Балфур – к подростковому развитию. Мне повезло знаться с сейчас уже покойным Генри Диксом, чей труд " усилие в браке: от клинических изучений к психологической теории взаимодействия "( 1967) стал начальный точкой в моей работе, и с Джоном Боулби, чье воздействие на меня тяжело переоценить. Я чрезвычайно признателен Джону Хиллу за управление во время моего главного клинического изучения, воплотившегося в нашей общей книжке " Между 2-мя мирами: нюансы перехода из школы на работу "( 1976). Несмотря на то, что содержание нашего изучения не связана с темой предоставленной книжки, я чуть ли сумел бы окончить эту работу без тех бессчетных уроков, что он преподал мне за время нашего сотрудничества.
Я чрезвычайно признателен собственным супервизорам, учителям и коллегам из Вашингтонского психоаналитического ВУЗа и детской поликлиники. Роджер Шапиро и Вамик Волкан помогли мне связать концепцию объектных отношений с иными качествами психоанализа, а Жан Якубиан был вдумчивым собеседником в нашей споры о детском развитии. Неоценимую содействие в обдумывании и разработке способностей внедрения теории объектных отношений в домашней и брачной терапии оказали мне сотрудники факультета и студенты, обучавшиеся по программе психодинамической домашней терапии в Вашингтонской школе психиатрии.
Моя клиническая служба развивалась в сотрудничестве с программой сексуальной терапии в Вашингтоне. Я чрезвычайно признателен данной организации за помощь нашей программы и собственным коллегам Салли Боуи, Джеймсу Либерману, Элизе де Врис, Пэт Хардинг и Бенджамину Эллису. В 1974 году, благодаря консультациям Майкла Эванса и помощи Джуди Джонс, в то время начальника программы сексуальной терапии в Вашингтоне, а втомжедухе Гарри Левина, главного председателя правления, наша программа истока удачно реализовываться.
Элиза де Врис, Бенджамин Эллис и Уэллс Гудрих были настолько добросердечны, что ознакомились с вхождением моей рукописи и сделали немало нужных замечаний. Значительный вклад привнес Чарльз Шварцбек, который посодействовал мне ориентироваться со связью меж ранним взаимодействием мамы и младенца и сексуальными отношениями, а втомжедухе кропотливо прочел некие доли рукописи. Сьюзен Уильямсон, умеющая предохранять неплохое расположение даже во время расшифровки моего почерка, была для меня незаменимым секретарем при подготовке нескольких черновиков и конечной копии. Дополнительную секретарскую содействие мне оказали Элейн Мариджио и Бренда Уайт.
Особенную признательность мне бы хотелось проявить двум людям, без которых я не сумел бы окончить эту работу. Эрл Хоппер провел почтивсе часы за заботливым чтением рукописи, его полезные замечания правили мной в процессе работы над книжкой. Моя супруга Джилл помогла мне отыскать силы, чтоб приступить и окончить работу над книжкой, и на это время брала на себя мои семейные повинности, а втомжедухе помогала мне как сотрудник и редактор.
Наконец, я признателен собственным клиентам, какие помогли мне приобрести познания о сексуальных отношениях.
Я признателен hospital publications, издателям medical aspects of human sexuality и human sciences press, издателям journal of sex and marital therapy за данное мне позволение пользоваться моими статьями, раньше опубликованными в данных изданиях, а втомжедухе jason aronson inc. за позволение применять данные из female sexuality and the oedipus complex Умберто Нагера. Отрывок из Круга i " Ада " Данте Алигьери, в переводе Джона Кьярди( авторское преимущество: 1954 john ciardi), перепечатан с согласия the new american library, inc., New york.
Предисловие
На мой взор, эта книжка является первой успешной попыткой исцеления сексуальной любви в рамках ее натурального контекста: родительства, семьи и жизненного цикла развития. Ее создателю впервыйраз получилось на концептуальном уровне связать различные подходы – соединить психоаналитический и поведенческий способы, целый домашний подъезд и идеи психологии личного развития, концепции классического психоанализа и наиболее современной английской теории объектных отношений, историческое сознание внутреннего решетка и его наружные проявления " тут и вданныймомент " в ситуации трансферентного взаимодействия.
Редкое изобретение имело наиболее суровые последствия, чем признание Фрейдом первостепенного смысла сексуального страсти и ревности меж родителями и детьми, а втомжедухе существования бессчетных защитных устройств, возникающих для такого, чтоб оградить семью от вредоносного действия данных чувств. Тот факт, что секс, даже одна мысль о нем, пробуждает в нас мощные ощущения, чуть ли способен кого-либо удивить. Половой акт имеется причина нашего существования, момент происхождения всякого из нас как единичного индивида. Половой акт не лишь объединяет наших родителей в пару и дает нам жизнь, он втомжедухе сформировывает меж ними ту жизненно главную ассоциация, которая выравнивает их дела – источник нашей сохранности, ежели эта сексапильная ассоциация работает отлично, – или же разрывает дела родителей, ежели же в сексуальной связи проистекают нарушения. А эдипальная сексапильная ассоциация меж родителями и детьми, будучи источником фрустрации и ревности, неглядя на сопутствующую ей болезнь( а может, конкретно благодаря ей), является втомжедухе главным источником развития и конфигураций, какие побуждают деток вылезти в большущий мир, отыскать себе пару, сотворить свою семью и продлить человеческий род.
Занимаясь психотерапией с семьями, брачными парами, индивидами и группами, я непрерывно убеждался в том, что большаячасть людей опасается мощных позитивных переживаний: наслаждения, веселья, любви, – еще более, чем нелюбви, ужаса или уныния. Негативные эмоции принуждают нас замыкаться в себе, солидно привязывают к земле, помогают почувствовать свои рубежа. Они недалеки и знакомы нам, таккак все время повторяются, в то время как большаячасть позитивных чувств принуждает нас вылезать за личные пределы, несет в себе опасность конфигураций и роста, можетбыть, даже перспективу покориться иным или увеличить наше скромное наличие.
Поэтому совершенно логично, что сексуальные треволнения( в фантазиях, в проявлении любопытства и в сплетнях о ком-то) или пробы отстоять себя от связанных с ними беспокойных переживаний занимают так немало нашего времени. Фрейд показал, что таковых защитных устройств есть оченьмного: неважнокакая активность или чувство может работать для такого, чтоб утаить, отвергать или редуцировать сексуальные треволнения до " обыденных " управляемых переживаний. Основным посреди таковых защитных устройств является деление сексуальной любви на фрагменты, какие потом есть раздельно: " телесная ", " эмоциональная ", " духовная ", " материнская " влюбленность, " генитальный секс " и т. д. Мы втомжедухе можем находить охраны от действия данных переживаний в " сексе ", отделенном от " любви "( как в порнухи), или в его зеркальном отражении – " любви без секса "( как в романтической выдумке).
Фрейд столкнулся с данными защитными механизмами на практике – он нашел их не лишь у собственных пациентов и в своем самоанализе, но и в сильнейшей негативной реакции со стороны собственных коллег-медиков и общественности. Такое же противодействие он нашел и у почтивсех покинувших его воспитанников. Большинство несогласий, возникающих в психоаналитическом движении, в корне собственном имело конкретно проблему базовой, универсальной значимости эдипова конфликта. Реже сознается тот факт, что защитное деление может играться роль при выборе профессии и институциональных структур, при предпочтении теоретических идей. Часто приходится встречать полярное деление позиций, относящихся к " персональной " и " пакетный ", " системной " и " психодинамической " домашней психотерапии, " бихевиоральной " и " психоаналитической " ориентациям, " биологически " и " психологически " ориентированным психиатрам и т. д. Все эти крайности не несут нималейшего другого значения, несчитая как воспрепятствовать " мамы " и " папе ", какие в каждом случае представляют собой два полюса, объединиться и изготовить кое-что еще наиболее увлекательное, чем то, что любой делает по отдельности.
Учитывая силу данной пакетный динамики, не стоит изумляться, что интеграция данных поляризованных направлений происходила медлительно. Тем не наименее, за крайние годы было много достигнуто. Произошел расцвет как в теоретических познаниях, так и в технике брачной и домашней терапии. Кинси и его сотрудники довели до широкой публики и до экспертов, работающих в данной области, что сексуальные нарушения имеют эндемический нрав. Мастерс и Джонсон конкретно учили физические реакции и употребляли взгляды бихевиоризма для такого, чтоб изготовить возможное лекарственноесредство от данных болезней довольно скоро работающим и обширно применимым – в согласовании с масштабами трудности. Их первые успехи не постоянно относились к различным группам пациентов, но в предстоящем Хелен Сингер Каплан показала, что психоаналитические и поведенческие способы имеютвсешансы взаимообогащать друг друга. Назревала надобность в систематизации и подведении результатов проделанной работы в контексте домашней динамики и современных познаний о психологии развития.
С данной задачей искрометно совладал Дэвид Шарфф, бравший за базу собственной работы труды психоаналитиков английской школы объектных отношений, в том числе труд Дикса по патологии брачных отношений и психоаналитической брачной терапии.
Он смог соединить все эти кажущиеся таковыми различными идеи в кропотливо продуманную и отлично структурированную книжку, написанную таковым обычным и светлым языком, что ее славно декламировать и просто воспринимать. Многочисленные образцы, иллюстрирующие идеи создателя, коротки и точны, при этом они содержат все подробности, нужные для их осмысливания, и любой образчик светло отображает сущность вопроса. Благодаря этому, книжка станет одинаково ясна и можетбытьполезна семейным и замужним терапевтам всех ориентаций, а втомжедухе психоаналитикам, студентам, изучающим психологию развития, и всем тем, кто увлекается психодинамическим подходом, самостоятельно от особенного энтузиазма к домашней, брачной или сексуальной терапии.
Робин Скиннер
Предисловие к изданию 1998 года
Эта книжка представляет собой единую в собственном роде работу, посвященную развитию объектных отношений и их воздействию на сексуальность и сексуальные дела. Она дает обеспеченный материал, который может работать источником осмысливания психологии человечной сексапильности.
Исследование сексуального развития и нарушений, представленное в предоставленной книжке, основано на моем практичном эксперименте сексуальной терапии, домашней и брачной психотерапии, а втомжедухе психоанализа зрелых, деток и подростков. Через некотороеколичество лет после выхода " Сексуальных отношений " я опубликовал работу " Терапия пар: концепция объектных отношений "( 1991), написанную в соавторстве с Джилл Сэведж Шарфф. Во 2-ой книжке описывается углубленное исследование зрелых пациентов, страдающих сексуальными дисфункциями и нарушениями, и приводятся подробные образцы внедрения нашего терапевтического подхода. Однако вследствии такого, что книжка охватывала столько качеств работы с парами, в ней не осталось места для рассмотрения специфики исцеления сексуальных расстройств. Между тем эта область продолжала развиваться, сознание сексуальных заморочек становилось поглубже. В 1994 г. Джилл Шарфф и я выпустили книжку " Физическая и сексапильная травма: терапия объектных отношений ". В данной работе делалась попытка применять клинические и научные открытия предшествующего десятилетия для осмысливания и исцеления указанных нарушений. Однако формирование данной области не стояло на месте. Терапевтический процесс втомжедухе нуждался в теоретической базе, которая в " Сексуальных отношениях " была использована для осмысливания сексапильности. Поэтому мы пишем расширение собственных книжек, которое станет именоваться " Лечение сексуальных отношений " и кормить тщательное отображение исцеления сексуальных нарушений. В новеньком томе мы втомжедухе осмотрим использование к терапии новейших изучений в области стилей привязанности и травмы. Основой нашей работы и в данной книжке остается исследование сексапильности с точки зрения теории объектных отношений.
Со времени главного издания получилось достигнуть значимого прогресса в понимании сексапильности и ее воздействия на семью, а втомжедухе сексуальную терапию. Я упомяну некие области, какие имеютвсешансы появиться читателям полезными. Последние открытия в сфере исследования взаимодействия матерей и младенцев, вособенности поведения привязанности у младенцев и развивающейся на ее базе привязанности у зрелых, все еще ожидают собственного внедрения в исследовании сексуального развития. Мы узнали, кпримеру, что манера привязанности родителя является лучшим предсказателем манеры привязанности малыша. Изучение привязанности зрелых индивидов и ее связи с чертами отношений зрелой пары втомжедухе располагаться в трюке работы Тэвистокского ВУЗа брачных изучений( Лондон), и оно обязано, в конце концов, посодействовать сотворить дорогой аппарат для осмысливания сексапильности в паре.
Еще одна область, претерпевающая бурное формирование, – это исследование травмы, в индивидуальности действия физиологического и сексуального давления, пережитого в детстве, на сексуальное поведение зрелого. Психоаналитическое изучение травмы было начато Фрейдом, который вначале считал, что неврозы всех его пациентов были вызваны пережитым ими инцестом. Хотя потом он отказался от данной идеи, намерение о том, что почтивсе пациенты, страдающие истерией, пережили какую-то травму, было, по всей вероятности, правосудным. Исследователи и клиницисты возвратились к интенсивному исследованию травмы лишь в крайние два десятилетия. В случае Фриды – главном травматическом случае, описанном мной в данной книжке, – травме следовало выкроить более интереса, чем это было тогда можетбыть. Рассказ о том, как было выявлено сильнейшее воздействие инцеста на Фриду, и о лечении, которое длилось пятнадцать лет и принесло ей существенное послабление, я включил в свою книжку " Физическая и сексапильная травма: терапия объектных отношений "( 1994). Случай Джуди Грин, которая была моей первой пациенткой во время психиатрического обучения, втомжедухе дал мне немало медицинской информации о травме и посодействовал углубить сознание предоставленной трудности( этот вариант втомжедухе приведен в указанной больше книжке).
Еще одной широкой областью, требующей пересмотра имеющихся взоров, является гомосексуализм. За крайние пятнадцать лет мы пришли к понятию, что он представляет собой альтернативную, а не патологическую линию развития. Поскольку перед вами книжка об объектных отношениях и развитии, то инновационные представления о воздействии родителей и окружения на гендерную идентичность и отбор объекта( гетеро– или гомосексуальный), как я считаю сейчас, могли бы привнести установленный вклад в обнаружение темы, но охватить ее в целом чуть ли можетбыть. Биологические и общественные науки дают нам все более свидетельств чрезвычайной трудности данных заморочек. Гибкость человечного развития уверяет нас в том, что родительское воздействие на малыша продолжает сохраниться одной из важных переменных, но мы всееще не знаем, как это воздействие взаимодействует с генетическими и конституциональными причинами, а втомжедухе с окружением. Нам понятно, что ход развития малопрогнозируем, но отображение случаев, позволяющее осознать его, остается принципиальным клиническим упражнением. Мы нередко встречаемся с задачей посодействовать гомосексуальным мужчинам или дамам управляться с разными качествами их жизни, никоимобразом не связанными с чертами их выбора объекта. Как и в случае гетеросексуального пациента, важнейшую роль при исполнении данной задачки играет сознание развития объектных отношений.
Эволюция предоставленной области познаний длится. Я не сомневаюсь, что покуда мы стремимся увеличивать наши познания о смысле сексапильности в человечном эксперименте и использовать их в терапевтическом процессе, объектные дела как база всех человеческих взаимоотношений( в индивидуальности сексуальных) останутся краеугольным камнем нашего концептуального подхода.
Сохранить